Состояние современной психологии

Неудовлетворительное или даже кризисное состояние мировой психологии в начале 21 века объясняется нежеланием психологов признать, что люди применяют не одно, а два разных психических механизма или две компоненты мышления полняемые разными способами. Однако это давно замечено многими выдающимися людьми...

Внимание! Авторские права наших публикаций подтверждены. При любом копировании информации с сайта, ссылка на первоисточник ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Наши контакты:

тел: 978-72-79

e-mail: ids79@yandex.ru

Форма обратной связи

Карта сайта

§ 2 Влияние эмоций на разумное мышление

И люди и звери замечают и обнаруживают во внешнем мире, прежде всего, то, что так или иначе окрашено эмоциями, то, что их волнует, привлекает, пугает и т.п. Это естественно и вообще целесообразно и полезно. Это, безусловно, хорошо в плане эмоционального мышления, т.к. благодаря этому обработка информации сокращается и ускоряется. Но в плане разумного мышления это вовсе не так уж хорошо, потому что при этом не замечаются и ускользают от внимания многие детали и обстоятельства, слабо окрашенные эмоциями. А разумное мышление может извлечь из этих деталей и обстоятельств очень ценную информацию. Это хорошо известно криминалистам.

Таким образом, получается первый момент влияния эмоций на разумное мышление – в обработку разумным мышлением поступает, так сказать, подтасованный материал или то, что в значительной мере отобрано эмоциональным мышлением. Благодаря этому разумное мышление отклоняется от действительно объективного видения внешнего мира и потому оно может быть неправильным даже в тех случаях, когда оно выполняется совершенно правильно.

Второй момент влияния эмоций не разумное мышление объясняется тем, что и в самом разумном мышлении часто выбираются такие пути, способы и приемы, которые окрашены положительными эмоциями или являются привычными, и обходятся, избегаются и мало употребляются пути, способы и приемы, окрашенные отрицательными эмоциями или как-то ассоциирующиеся с отрицательными эмоциями. Вообще пути, способы и приемы разумного мышления должны соответствовать природе и свойствам обрабатываемой информации. Но в реальной жизни часто предпочтение отдается эмоциям, и информация обрабатывается неадекватными способами. Такой эффект получается вследствие работы, так называемых, защитных психических механизмов, которые работают подсознательно и являются одной из разновидностей эмоционального мышления.

Психологи давно обнаружили защитные психические механизмы. Их работа проявляется в том, что люди не только сознательно (разумно), но часто и подсознательно избегают того, что связывается с отрицательными эмоциями. Они избегают ходить там, где видели что-то противное или страшное, избегают делать то, что у них плохо получается и потому связывается с отрицательными эмоциями, уклоняются от встреч с неприятными людьми и т.п. Это естественные нормальные проявления эмоционального мышления, которые часто совершаются чисто подсознательно или без участия нашего сознания и воли и не замечаются нами. Это не только естественно, но и в большинстве случаев полезно. Но если это влияет на разумное мышление, то это часто бывает вредно, т.к. заставляет его отклоняться от правильного пути.

Часто мы слышим возгласы вроде "Ну как можно не видеть, не замечать, не понимать, что это несправедливо, подло, жестоко!" Не стоит удивляться таким явлениям. Люди часто действительно не замечают те стороны или аспекты их действий, которые ассоциируются с чем-то неприятным для них или обнаруживают их жадность, нахальство, эгоизм и т.п., что для них неприятно. Иногда они также подсознательно избегают применять разумное мышление и не думают о последствиях своих поступков. Все это часто совершается несознательно и непреднамеренно, но в силу естественных свойств психики – таковы проявления работы защитных психических механизмов. В подобных случаях не проявляется врожденная порочность или подлость отдельных личностей и уместно говорить только о невоспитанности, неумении разумно направлять и организовывать свою психическую жизнь или, точнее, ее эмоциональную сторону. Разумной тренировкой можно и нужно учиться подавлять такие эффекты. В этом заключается сторона или часть воспитания чувств, необходимая для культурного человека.

Третий момент состоит в том, что под влиянием эмоций искажается понимание или оценка того, что является наиболее важным или решающим при рассмотрении того или иного вопроса в разумном мышлении. В разумном мышлении всегда можно найти и подобрать сколько угодно доводов как "за", так и "против" того или иного решения любого конкретного вопроса. При правильном ходе разумного мышления надо использовать всю доступную информацию, относящуюся к рассматриваемому вопросу, и из всего множества доводов отобрать наиболее существенные, важные или решающие в данном случае и принять решение, опираясь на самые существенные доводы. Но влияние эмоций приводит к тому, что более существенными и важными кажутся те доводы, которые соответствуют эмоциональным побуждениям и оправдывают желаемое в эмоциональном плане. Эмоции мешают замечать и обнаруживать логические ошибки и неправильности в тех доводах, которые оправдывают желаемое. А количество информации используется такое, при котором желаемое решение кажется достаточно убедительным. В результате такого влияния в разумном мышлении возникают погрешности, связанные с субъективной эмоциональностью человека, осуществляющего разумное мышление. При правильном обучении и воспитании такой эффект можно существенно ослабить.

Понятие о материальной выгоде и слово "выгодно" обычно у людей довольно крепко связано с положительной эмоцией и вообще это имеет рациональную основу. Но плохо то, что в разумном мышлении нельзя употребить это понятие без того, чтобы то, что с ним связано, не было подсознательно автоматически оценено эмоционально положительно. При употреблении этого понятия всегда работает тенденция считать выгодное справедливым и разумным. Это не всегда приводит к существенным искажениям, но тенденция существует всегда и нередко дает вредные результаты. Поэтому с ней надо бороться систематически. Подобные эффекты возникают и в связи с понятиями: синтетический – натуральный, свободный – тоталитарный, наш – не наш, родной – вражеский и т.д.

Очень сильно и четко влияет на разумное мышление эмоция любви. Она настолько искажает разумные оценки любимого человека и всего с ним связанного, что об этом говорят как о случаях, когда человек лишается способности мыслить разумно. Этот эффект тоже у культурных людей с твердым разумом и сильной волей проявляется менее ярко.

Четвертый момент влияния чувств (эмоций) на разум проявляется в том, что нередко и все целиком разумное мышление служит целям эмоциональным или применяется для того, чтобы добиться желаемого, несмотря на то, что это неразумно. В результате получается так, что разумное мышление работает как золотая рыбка на посылках у жадной и глупой старухи. О таких случаях самокритичные и проницательные люди говорят, что разум используется людьми вовсе не для того, чтобы поступать разумно, но главным образом для того, чтобы задним числом оправдывать свои поступки, совершенные под влиянием эмоциональных побуждений, и представлять такие поступки разумными и справедливыми.

В спорах и судебных разбирательствах обе стороны строят системы разумных доводов, оправдывающих их поступки и то, что им хочется, и недооценивают и игнорируют доводы, оправдывающие их противников. Это не всегда и не полностью получаются только так и в какой-то мере под влиянием разума учитываются и доводы противной стороны. Но в общем и целом такая тенденция проявляется совершенно определенно и именно это явление мешает достижению согласия в большинстве случаев. При рассмотрении дел в судах одному человеку очень трудно объективно учесть все доводы "за" и "против", оставаясь беспристрастным ревнителем справедливости. Он невольно начинает симпатизировать одной из сторон и это мешает ему быть справедливым. Для исключения или уменьшения такого влияния эмоций со времен древнего Рима при судебных разбирательствах для каждой из сторон выделяются специальные лица (защитники, адвокаты, прокуроры), которые должны подобрать и учесть все доводы и обстоятельства, оправдывающие одну из сторон. Эти люди работают с пристрастием (эмоцией) и пристрастие помогает им как можно лучше оправдать интересы одной из сторон разбираемого в суде дела. Беспристрастным должен быть только судья, который рассматривает все доводы и соображения адвокатов обоих сторон и выносит решение. При такой системе судопроизводства наиболее полно учитываются все существенные обстоятельства и получаются решения, наименее зависящие от эмоций участников судебного разбирательства. Поэтому такая система судопроизводства получила распространение в большинстве стран мира.

Итальянский дипломат – граф Сфорца – сказал, что англичане отличаются способностью оправдывать высокими моральными соображениями любую выгоду, которая может быть получена Англией, и любую дипломатическую акцию, которую примет английское правительство. Очевидно, разум может служить оправданию эмоциональных побуждений вовсе не только у отдельных не очень умных и недостаточно культурных лиц, но и у признанных руководителей народов и в общественном мнении больших групп людей, классов и народов.

Всем известно, насколько важно при обращениях к любым лицам создать благоприятное первое впечатление до того, как дело или вопрос будет рассматриваться по существу в разумном плане. Первое впечатление определяет эмоциональный фон, на котором будет рассматриваться дело, и может существенно повлиять на разумное по форме решение рассматриваемого вопроса. С точки зрения представлений ТДМ об эмоциях такое влияние вполне естественно, но оно может привести к существенным ошибкам и несправедливостям или неразумным поступкам.

Вообще разумное мышление может выполняться и без влияния со стороны эмоций, но человек почти всегда переживает эмоции настроения, исходные данные и детали разумного мышления часто окрашены эмоционально и все, рассматриваемое в разумном плане, практически мгновенно оценивается эмоционально до того, как начинает совершаться разумное мышление. Поэтому разумное мышление практически всегда совершается на эмоциональном фоне и этот фон влияет на ход и результаты разумного мышления. Влияние это может быть и помогающим разумному мышлению, и мешающим ему, иногда даже настолько, что разумное мышление и вовсе не может выполняться.

Римский патриций, вернувшись из поездки, сказал своему служителю, плохо выполнившему поручения во время его отсутствия, что он приказал бы его убить, если бы в данный момент не был так рассержен. Этот патриций не хотел решать дела во гневе, т.к. знал, что гнев может побудить человека совершить неразумные поступки.

О влиянии эмоций на разум люди знают давно и иногда даже умеют бороться с этим явлением. Обычно считается, что бороться с этим можно и нужно. Часто это очень нелегко, но вполне целесообразно и даже необходимо.

Пятый момент влияния эмоций на разумное мышление состоит в том, что люди могут отказываться от разумного мышления. Они под влиянием эмоций сознательно и подсознательно избегают думать разумно на темы, связывающиеся с отрицательными эмоциями, и наоборот – часто с удовольствием думают о чем-нибудь радостном. Нередко можно слышать выражение "Я даже боюсь об этом думать". Это результат осознания эмоционального стремления. Согласно фрейдистским представлениям в таких случаях имеет место вытеснение неприятного в область подсознания и существование в подсознании чего-то мешающего сознанию и разумному мышлению. В разных сомнительных случаях люди нередко стремятся не продумывать разумно свои действия, если они чувствуют, что это может быть неприятно.

Объяснять свои поступки люди могут только в разумном плане. В эмоциональном плане никакие объяснения невозможны. При объяснениях используются преимущественно такие положения, которые создают хорошее впечатление и способствуют улучшению Я-представления. При этом довольно хорошо заметно, как по возможности все хорошее приписывается себе, а плохое относится на счет окружающих. Так получается вследствие стремления думать преимущественно о приятном и не думать о неприятном.

Иногда влияние эмоций на разумное мышление доходит до того, что от него остается буквально одна форма или грамматическая правильность фраз – что-то вроде змеиной кожи, сброшенной при линьке. В таких случаях хорошо заметен тенденциозный подбор терминов. Употребляются такие термины, которые делают высказывания приличными и приятными. Например, вместо слова "подлость" говорится "извинительная оплошность", вместо "жадность" – "естественное желание", вместо "дефект" или "недостаток" – особенности и т.д. Таким образом, дурное и плохое представляется в приличном виде или даже претендует на добродетель. Это явление отмечено Л.Н. Толстым в романе "Война и мир" при описании разговоров, которые вела Элен Безухова о возможностях ее развода с Пьером Безуховым.

Автору случилось услышать по поводу межнациональных отношений в Азербайджане следующее высказывание: "Я не понимаю, что это за идиотство! Чего они ждут? Или им нужен второй Сумгаит, что ли?" По форме это высказывание справедливо возмущающегося человека. Под "они" явно понимается руководство, начальство и вся бюрократическая партийно-административная система, которых принято ругать и осуждать. И осуждая их и называя идиотами, можно надеяться на эмоциональное взаимопонимание и сочувствие окружающих и можно чувствовать себя умным и благородным. В эмоциональном плане это хорошо и приятно, но в разумном плане – это нелепо. В разумном плане из этого высказывания следует будто бы высказавшийся думает, что эти самые "они" могут враз решить всю проблему межнациональных отношений между армянами и азербайджанцами и будто бы в этом вопросе недопустимо медлить и выжидать, хотя уже давно из истории Рима известно, как плодотворно медлил и выжидал Квинт Фабий Максим. Кроме того, чего стоит "Я не понимаю…". Очевидно, сказавший уверен, что если он не понимает, то это, наверное, обнаруживает глупость или недомыслие тех, кого он не понимает. И тут же он становится в спекулятивно выгодную позу прорицателя и предсказывает "второй Сумгаит". Это тоже возвышает его в его собственном мнении о себе и в глазах окружающих. Он представляется свободно мыслящим и благородным и находит эмоциональное сочувствие и взаимопонимание с окружающими. Все чувствуют себя комфортно. В большинстве случаев, по-видимому, под влиянием подсознательно действующих защитных механизмов разговор дальше на эту тему не идет. Люди удовлетворены и хорошо себя чувствуют. Ни к чему портить настроение сложными и неприятными проблемами и думать о том, как трудно и долго придется добиваться мира между Арменией и Азербайджаном, и о том, что если высказавшийся чего-то не понимает, то это не значит, что "они" идиоты, и может быть и наоборот – сказавший нахал и дурак. Настоящее значение приведенного высказывания есть не более чем выражение досады по поводу нарушения благодушного настроения и желание поддержать благодушное настроениеи взаимопонимание с окружающими. Такое высказывание только по форме как будто относится к разумному мышлению, но не по существу.

На митингах, в спорах и разговорах между собой и даже во время дебатов в верховных советах люди часто стараются "сказануть" новое эффектное словцо, привести остроумное сравнение, высказать какой-нибудь удачно подобранный довод такой, который представляет их противников смешными и глупыми. И часто дальше одного короткого высказывания дело не идет. Сказавший блеснул остроумием, показал себя, унизил оппонентов – и хватит, он удовлетворен и большинство окружающих довольно. Даже его осмеянный противник молчит и понимает насколько неуместно и глупо было бы оправдываться длинными и нудными разумными высказываниями. Иногда даже позиция сказавшего удачное словцо определяется именно этим удачным остроумным словом, а не разумными соображениями. О таких людях говорит народная пословица – "Он ради красного словца не пожалеет даже мать и отца". Встречаются любители таких высказываний, которым удается их придумать часто по всяким злободневным поводам. Один из таких людей выведен на страницах романа "Война и мир". Это дипломат Билибин. В одной из оперетт героиня – энергичная импульсивная женщина – на вопрос о ее мнении по какому-то поводу отвечает, что она этого не знает, пока не услышит то, что сболтнет ее язык по этому поводу. Она не мыслит в разумном плане. Она ждет, когда жизнь поставит ее в такие обстоятельства, в которых у нее возникнет по этому поводу какая-нибудь эмоция, и тогда она не замедлит ее высказать. Ее язык как бы сам собой выскажет протест, сочувствие, отвращение или еще что-нибудь – и после этого она будет и в разумном плане знать о своем отношении к этому вопросу.

От одной интеллигентной женщины – кандидата наук автор услышал высказывание во вполне серьезном тоне о том, что женщинам диалектика более доступна, потому что женщины рожают детей, а не мужчины. В этом высказывании довольно хорошо видно стремление сказать что-то оригинальное и умное, пусть даже это и "не лезет ни в какие ворота" с точки зрения здравого смысла. Очевидно, что во время рождения детей и ухода за младенцами женщины не склонны рассуждать абстрактно-философским образом. Рассуждать в это время удобнее мужчинам, которые находятся не так уж далеко и понимают смысл происходящего и в эмоциональном, и в разумном планах едва ли хуже женщин. Если они и не переживают точно такие же эмоции, как женщины, то все же они могут понимать и представлять себе и чисто эмоциональные переживания женщин. Очевидно, теоретическая или философская сторона этого явления доступна им не хуже, чем женщинам, а рассуждать абстрактно об этом явлении им конечно удобнее и легче.

Александр Галич, подыгрывая себе на гитаре, декламировал свои стихи о Яне Корчаке – польском педагоге, отказавшемся выйти из газовой камеры, куда фашистские оккупанты загнали детей, воспитателем которых был Корчак. Корчак погиб и стал польским национальным героем. Галич в стихотворной форме, подыгрывая себе на гитаре, обращается к Корчаку и спрашивает его о том, что Корчаку, наверное, хотелось бы пройти сегодня по улицам Варшавы, восстанавливаемым после изгнания гитлеровцев. И тут же Галич говорит, что лучше ему не вставать из могилы и не видеть Варшаву, потому что она теперь попала под новый еще более жестокий гнет. В теории споров между людьми выделен и описан спекулятивный способ аргументации, который состоит в том, что называют какую-нибудь авторитетную и любимую народом умершую личность и утверждают, что она, несомненно, поддержала бы говорящего в сегодняшнем споре. Таким образом, исторической личности, не имеющей возможности говорить сегодня самой за себя, произвольно навязывается какая-то современная точка зрения, и ее авторитет используется как аргумент в сегодняшнем споре. В плане разумного мышления этот нелогичный неправильный прием давно известен. Но Галич использует его в художественной (эмоциональной) форме и с помощью стихов и гитары подсовывает Корчаку свое мнение о сегодняшнем политическом положении. Это мнение самого Галича и давно погибший Корчак не может его ни поддержать, ни оспорить и Галич, спекулируя на этом, считает удобным употребить авторитет Корчака в свою пользу. В эмоциональном плане вполне удается то, что явно неправильно в разумном плане. В подобных случаях эмоциональное мышление подменяет собой разумное, а результат воспринимается как разумный.

В тяжелые и критические моменты истории люди пытаются разумно организовать общество и общественное производство или, что то же самое, построить социализм. Они вообще имеют разум и думают, что могут разумно осуществлять грандиозные мероприятия. Но всякий раз, как только они решаются на такое мероприятие, довольно скоро начинает сказываться несовершенство разумного мышления на данном историческом этапе и всепроникающее влияние эмоций или чувств. Вследствие этого довольно быстро накапливается масса ошибок, недоделок, уклонов, перегибов, неразумных попыток одним махом преодолеть затруднения и т.п. От недостаточности знаний о том, как можно правильно построить социализм и, как это следует осуществлять, а также вследствие неразумных поступков, осуществляемых под влиянием эмоций, социализм может рухнуть, как это не раз бывало. Но он может и не рухнуть, если вести дело достаточно разумно, что, мягко выражаясь, очень не просто. Парижская коммуна продержалась месяц, советская власть в России продержалась 70 лет. Опыт накапливается, уровень знаний растет, и люди все-таки ведут себя все более разумно. Поэтому можно думать, что социализм в Китае и во Вьетнаме может и не рухнуть никогда, если организация общества и производства будет совершенствоваться достаточно разумно. В России социализм рухнул вследствие накопления недостатков в организации общества и общественного производства. Так получилось вследствие незнания, каким должен быть социализм и как должно быть организовано эффективное производство при социализме, но не вследствие недостатка желания (эмоционального) сделать все хорошо. Желания сделать все хорошо у большинства было в избытке, но "дорога в ад вымощена благими пожеланиями", если неизвестно достаточно определенно как их можно реализовать в практической жизни. А разумных знаний и культуры мышления (правильное сочетание разума и эмоций) до сих пор было недостаточно.

Подсознательные психические явления в фрейдовском понимании если не целиком, то в существенной мере проявляют себя в эмоциях. Поэтому в работах Фрейда можно найти много примеров того, как сильно эмоции влияют на разум.

Эффективность влияния на эмоций на разум очень неодинакова у разных людей. Есть люди, у которых такое влияние очень сильно, и такие, у которых оно гораздо слабее. В житейской практике выделяют людей, которые, так сказать, имеют чувство реальности или могут правильно оценивать вещи и здраво судить о сложных ситуациях в жизни. Это люди опытные, основательные, практичные, не безвольные и не склонные к быстро меняющимся увлечениям. Такие качества приобретаются в результате практики свободного труда и трудовых отношений с людьми. Такой труд учит действовать настойчиво и обдуманно, не увлекаться посторонними предметами и не поддаваться быстро изменяющимся чувственным желаниям. Следует думать, что влияние эмоций на разум может быть существенно уменьшено путем обучения или тренировки, и каждый человек должен стремиться к этому, если он хочет уметь действовать эффективно и быть разумным и справедливым.

Вообще может казаться, что словесные грамматически правильные сообщения служат для передачи разумной информации, которая в них содержится. Но это не всегда так бывает. Нередко человеку просто хочется услышать звуки голоса другого человека или пообщаться с ним, определить его настроение. В таких случаях говорят о погоде, ругают начальство, администрацию и правительство, язвительно отзываются о грубости и некультурности народа, высказывают скептические замечания о политических событиях. В таких случаях разум вообще ни при чем. Все дело в эмоциях. Разумные по форме и грамматически правильные фразы произносятся только потому, что нельзя же рычать, выть, мурлыкать… Жесты, позы и мимика применяются в таких случаях, но только ими обойтись трудно. Критиковать разумность таких высказываний неуместно. Надо помнить, что не все высказывания разумные по форме являются проявлением разумного мышления, и говорить о влиянии эмоций на разумное мышление в таких случаях неуместно.


Кроме теоретических работ для широкого круга читателей не имеющих специального образования по психологии и философии написана и издана предлагаемая ниже книжка "Основы психологии в популярном изложении."

©2009. Сайт посвященный вопросам современной психологии
Создание сайта, Веб дизайн ИДС Технологии