Состояние современной психологии

Неудовлетворительное или даже кризисное состояние мировой психологии в начале 21 века объясняется нежеланием психологов признать, что люди применяют не одно, а два разных психических механизма или две компоненты мышления полняемые разными способами. Однако это давно замечено многими выдающимися людьми...

Внимание! Авторские права наших публикаций подтверждены. При любом копировании информации с сайта, ссылка на первоисточник ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Наши контакты:

тел: 978-72-79

e-mail: ids79@yandex.ru

Форма обратной связи

Карта сайта

Современная психология Основы психологии в популярном изложении § 7. Преимущества общего подхода к рассмотрению психических явлений

§ 7. Преимущества общего подхода к рассмотрению психических явлений

Описанные выше представления о психических явлениях (ТДМ) получены исходя из общего представления о сущности психических явлений и определенного толкования роли, смысла и назначения этих явлений. Психические явления мы рассматриваем как то, что позволяет осуществлять подготовительные или упреждающие действия или поведение. При этом мы исключили из состава психических явлений те эффекты, которые получаются длительным путем естественного отбора, передаются по наследству и называются безусловными рефлексами. В таком широком подходе заключается преимущество ТДМ перед другими теориями, которые принимают за исходный момент какой-нибудь один вид психических явлений и оставляют в стороне проблему общего смысла психических явлений, смотрят на них с более или менее случайно выбранной точки зрения. Выше уже говорилось о недостатках теории установки, которая основана на том, что за исходный момент принимается общее свойств всех психических явлений и физиологических факторов.

К теориям, принимающим за основу одну разновидность психических явлений, можно отнести группу мотивационных теорий, которые сосредоточивают внимание на непосредственных психических причинах или мотивах поступков и поведения. Ради всеобщности получаемых таким образом теорий в понятии "мотив" объединяются и условные рефлексы, и чувственные (эмоциональные) побуждения вместе с неосознаваемыми психическими явлениями, и разумные соображения вместе с волей. При этом предметная направленность или смысл мотива становится осознаваемым лишь частично, и он становится предметом поисков психологов или психоаналитиков. Эмоциональные индивидуальные особенности мотивов воплощаются в понятии о личностных смыслах мотивов и поведения, которые плохо осознаются или вовсе не осознаются. В практическом плане мотивационные теории занимаются выяснением истинных мотивов действий и поведения и переработкой плохо осознаваемых мотивов в осознанные цели общего и частичного характера.

Мотивационные теории учитывают необходимость разумно корректировать эмоциональные (чувственные) побуждения или приводят к такой необходимости. В этом заключается их определенная ценность. Но на их основе нельзя радикально решить задачу разумной коррекции мотивов, потому что мотивы не делятся на эмоциональные и разумные и не учитываются различия в свойствах разумного и эмоционального мышления. Эта задача решается в мотивационных теориях на уровне здравого смысла и эмпирического опыта. Все, что подлежит коррекции, представляется случайными досадными эпизодами, причины которых плохо объяснимы. Поэтому коррекция подсознательного и неразумного в русле мотивационных теорий решается очень неполно.

Очевидно, лучше не сваливать все разумные и чувственные побуждения в одну кучу, а сразу разделять их на эмоциональные или чувственные побуждения или мотивы и разумные осознаваемые соображения или мотивы и затем рассматривать их в соответствии с их особыми свойствами и с учетом их взаимного влияния и взаимодействия. Мотивы и мотивация представляют собой внутреннее звено или деталь психики и потому они не должны быть исходным основным пунктом для рассмотрения всей психики. Мотивы и мотивацию следует рассматривать только в контексте рассмотрения условных рефлексов, эмоционального мышления и разумного мышления, но не как что-то отдельное от них. Отдельных общих мотивационных теорий не должно быть.

Если у собаки или у человека выработан условный рефлекс, то он будет причиной или мотивом соответствующих действий. Если человек имеет пристрастие (эмоция) к рыбной ловле, то и это будет мотивом или причиной поступков или поведения. И чисто разумные соображения также могут быть мотивами или причинами действий или поведения. Мотивы могут быть и условно-рефлекторными, и эмоциональными, и разумно-мыслительными. Обнаружить и переработать условный рефлекс не так уж сложно. Проверить разумные соображения, которые легко доступны самосознанию, тоже вполне возможно в психическом отношении. Но в эмоциях нередко разобраться очень трудно. Эмоциональное мышление не осознается, и оно довольно сложно связано не только с текущими ощущениями, но и с настроениями, и с безусловными эмоциональными рефлексами. В некоторых своих чувствах люди иногда боятся признаться даже самим себе и подсознательно укрывают такие чувства от самих себя или избегают всего того, что с ними связано. Это мешает осознанию таких чувств и затрудняет их обнаружение. Поэтому для выяснения конкретных ближайших психических причин или мотивов действий, совершаемых под влиянием эмоциональных побуждений, часто необходима сложная работа психоаналитического характера.

Деятельностный подход к психическим явлениям имеет существенные преимущества по отношению к объективистскому рассмотрению психических явлений, которое обычно сочетается с плохой увязкой психики с внешней физической деятельностью или трудом. Ценной стороной этого подхода является тенденция к более правильному построению психических деятельностей. Но по отношению к ТДМ, которая все это вполне учитывает, деятельностный подход не имеет преимуществ. Построение более правильных психических деятельностей не может пойти далеко, если оно будет опираться только на здравый смысл, добрые эмпирические традиции и широкий кругозор и не будет учитывать коренные различия в свойствах чувств и разума.

ТДМ позволит науке и отдельным лицам пойти вперед в совершенствовании представлений о сущности психики и в лучшей организации индивидуальной психической жизни. При этом нельзя будет обойтись без выделения тематических блоков психической жизни и соответствующей внешней деятельности. Поэтому деятельностный подход не может быть не реализован в русле ТДМ. Но ТДМ открывает более прямой и широкий путь и предлагает более четкие способы совершенствования психики.

Примерно такими же недостатками, какие описаны выше, обладают теории переживаний и стресса, теории рассматривающие адаптационную роль психики и теории, рассматривающие эмоции как главное и основное в психике, а все остальное как второстепенное.

Когнитивные психологические теории в психических явлениях видят, прежде всего, разум или разумное мышление и стараются все объяснить как действие разумного мышления. Однако исключить неразумное или подсознательное в психике невозможно и потому сторонники когнитивной психологии обычно делают своеобразный хитрый маневр, который состоит в том, что разумное изучается так, как будто оно неразумно. Например, изучается зависимость эффективности научного (разумного) мышления от настроения, от состояния организма, от окружающей обстановки, от взаимодействия между людьми и т.п. Благодаря такому приему создается видимость научной объективности и своеобразного психологического подхода к предмету, называемому мышлением. Это позволяет на деле подмешать к разумному мышлению подсознательное, неразумное и эмоциональное и благодаря этому получить результаты более близкие к действительности и ценные для практики. Неразумное при этом протаскивается скрыто или контрабандным путем, и потому картина действительного соотношения и взаимодействия разумного и неразумного искажается и запутывается. Разумное оказывается время от времени почему-то нелогичным и дает сбои, которые трудно объяснить и исправить.

В погрешностях человеческого мышления почти всегда удается выделить то, что получается вследствие неправильности разумных представлений о внешнем мире и логических ошибок, и то, что получается вследствие влияния чувств, переживаний и страстей (эмоций). ТДМ хорошо объясняет этот факт и создает возможность лучше разбираться в погрешностях мышления, чтобы не допускать их вновь и корректировать их влияние. С точки зрения ТДМ логика и грамматика входят в психологию разумного мышления так же, как правила функционирования условных рефлексов и закономерности чувственной или эмоциональной жизни. ТДМ позволяет относительно легко решать многие проблемы, стоящие перед когнитивной психологией, и преодолевать ее недостатки, получаемые вследствие узкого и одностороннего подхода.

Известно много попыток разделить человеческое мышление на разные сорта или уровни, начиная от философского или теоретического до примитивного или обыденного. Так, например, Я.А. Пономарев выделял до 11 разных уровней мышления. В таких попытках воплощается стремление выявить особенности мышления разных уровней и разобраться в их погрешностях. Но подобные попытки не были достаточно четко и серьезно обоснованы и потому они почти не развиваются и не встречают признания. В этом направлении также нельзя пойти далеко без учета качественного различия между эмоциональным и разумным мышлением.

К теориям, рассматривающим всю психику с узкой и односторонней точки зрения, относится и теория Зигмунда Фрейда, которая видит в психике, прежде всего подсознательное и предлагает систему представлений, рассчитанную на объяснение подсознательных психических явлений. Это экзотическая конструкция подсознательного из "Я", "Оно", "Сверх-Я", из вытеснения мыслей из сознания в подсознание, из конфликтов в подсознании и из перенесений и замещений во сне и наяву. Все эти психические явления как будто существуют, но они не обоснованы достаточно четко и убедительно и принимаются не всеми последователями З. Фрейда. До сих пор продолжаются попытки усовершенствовать представления З. Фрейда и сделать их более определенными и ясными. Хотя эти представления разработаны добросовестным, талантливым и старательным автором, он сам не был в них уверен, и многое в них изменял в ходе своей работы почти до конца жизни. Почему и откуда берутся подсознательное "Я", "Сверх-Я", борьба сознания с подсознательным и т.д.? Об этом почти ничего не говорится. Это принимается за исходные постулаты, которые во многих отношениях являются сомнительными.

В ТДМ наличие подсознательных психических процессов объясняется четко и естественно и столь же естественно вводится представление о противоречиях между чувствами и разумом, которые приводят к конфликтам и борьбе внутри психики. Значительная часть явлений, рассматривавшихся З. Фрейдом, перекрывается этими представлениями, которые являются несравненно более понятными и естественными. Из представлений ТДМ легко видеть, что осознание эмоциональной жизни и выяснение ее причин в плане разумного мышления создает возможность корректировать ход эмоционального процесса и устранять из него моменты, приводящие к психическим травмам. Это аналогично фрейдовскому психоанализу с его терапевтическим эффектом. В плане ТДМ естественно думать, что детали эмоциональной психической жизни попадают в сновидения и влияют на образы возникающие во сне, и ход психических событий или процессов во сне. Таким образом, получается что-то вроде перенесения эмоциональных побуждений в сновидения, где они могут находить выход в тех случаях, когда в действительности они не могли реализоваться. Соответственно получается возможность по содержанию снов судить о психической жизни во время бодрствования. Эта возможность не очень определенная и трудно реализуемая, но и фрейдистское толкование снов, как говорится, не страдает определенностью и однозначностью. Представления ТДМ о технике эмоционального мышления позволяют получить такие эффекты, которые очень похожи на фрейдистские представления о перенесении и замещении. Эмоции, наверное, имеют гораздо более тесную связь со сновидениями, чем разумное мышление, и их влияние на оговорки и как будто бы случайные действия и ошибки представляется вполне естественным с точки зрения представлений ТДМ.

Таким образом, ТДМ вполне может быть применена для объяснения феноменов, рассматривавшихся З. Фрейдом, и на ее основе можно представить эти явления в более естественном виде без шокирующих, пугающих и приводящих к пессимизму аспектов. Детальный пересмотр представлений З. Фрейда автором не был проделан, но вряд ли можно сомневаться в перспективности такой работы. На основе ТДМ можно существенно уточнить представления о подсознательных психических процессах, которые рассматривал З. Фрейд. Поэтому ТДМ не является чем-то радикально противоречащим теории З. Фрейда. Она скорее является развитием представлений З. Фрейда о подсознательных психических процессах.

В целом сравнение ТДМ с другими теориями и подходами позволяет продемонстрировать ее большую гибкость и пригодность для рассмотрения большинства психических явлений. Это достигается за счет нового общетеоретического подхода и введения представления об эмоциональном мышлении и его особых качествах, существенно отличающих его от разумного или научного мышления. Это представление хотя и не опирается на какие-нибудь вновь открытые психические явления, но оно, тем не менее, позволяет существенно изменить многие психологические представления так, что открываются широкие перспективы для развития психологической науки.


Кроме теоретических работ для широкого круга читателей не имеющих специального образования по психологии и философии написана и издана предлагаемая ниже книжка "Основы психологии в популярном изложении."

©2009. Сайт посвященный вопросам современной психологии
Создание сайта, Веб дизайн ИДС Технологии