Состояние современной психологии

Неудовлетворительное или даже кризисное состояние мировой психологии в начале 21 века объясняется нежеланием психологов признать, что люди применяют не одно, а два разных психических механизма или две компоненты мышления полняемые разными способами. Однако это давно замечено многими выдающимися людьми...

Внимание! Авторские права наших публикаций подтверждены. При любом копировании информации с сайта, ссылка на первоисточник ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Наши контакты:

тел: 978-72-79

e-mail: ids79@yandex.ru

Форма обратной связи

Карта сайта


Современная психология Основы психологии в популярном изложении § 2. Психический механизм для использования связей по качествам

§ 2. Психический механизм для использования связей по качествам

Встанем на конструктивную точку зрения и подумаем о том, как и из чего в ходе эволюции мог образоваться полный психический механизм, позволяющий использовать связи по свойствам или качествам для построения прогнозов и схем или образов подготовительной деятельности. Очевидно, следует исходить из того, что уже имеется высшая нервная деятельность в виде условных рефлексов, но разумное мышление еще отсутствует.

Нервная система, в плане эволюции, появилась значительно раньше, чем психические явления и существует много видов животных, имеющих централизованную нервную систему, но не имеющих психики. В центральную нервную систему таких животных поступают сигналы, соответствующие ощущениям из разных органов чувств и от всех частей тела и участков кожи. Эти сигналы в центральной нервной системе обрабатываются и для относительно стабильных комбинаций или групп этих сигналов, соответствующих жизненно важным событиям или предметам, вырабатываются подходящие программы или системы сигналов, идущих к исполнительным органам так, что получаются действия, соответствующие ощущаемому жизненно важному предмету. Таким образом, обеспечиваются сложные безусловно-рефлекторные реакции животных в ответ на внешние воздействия. При этом в высшей нервной системе должен существовать набор или матрица обобщенных образцовых групп или комбинаций сигналов от органов чувств, которые соответствуют разным жизненно важным событиям и предметам. Подходящие системы движений, выдаваемые в ответ на внешние воздействия, получаются вследствие совпадения очередной группы сигналов, поступающих от органов чувств, с одним из образцов набора. Благодаря наличию набора образцовых групп сигналов совершается идентификация или опознавание жизненно важных предметов и событий, и потом актуализируются подходящие системы ответных действий.

Образцовые группы сигналов от органов чувств являются физиологическим явлением, но они, кроме того, являются аналогами или нейродинамическими моделями внешних предметов и явлений, потому что они связываются с определенными внешними предметами и представляют собой эти предметы внутри деятельности нервной системы. В простейших случаях одно ощущение связывается с одним действием, но в ходе эволюции постепенно появилась способность более тонко различать большое количество внешних объектов, являющихся источниками определенных групп ощущений, и на каждый из них реагировать подходящей системой ответных действий.

У животных, имеющих безусловные рефлексы, такие нейродинамические модели и их матрицы представляют собой наследственно передаваемые структуры центральной нервной системы, благодаря которым животные проявляют наследственно передаваемые свойства или безусловные рефлексы, свойственные всем животным одного вида и составляющие особенность этого вида. Вообще все это есть физиологическое явление или, лучше сказать, сложные цепочки взаимосвязанных физиологических явлений и, и строго говоря, их не следует называть сигналами. Но ввиду сложности рассматриваемых явлений удобно говорить о них и описывать их так же, как описываются подобные явления в более сложных системах, которым присущи проявления психики.

Образование условного рефлекса можно представить себе как образование перехода от нейродинамической модели сигнального события к нейродинамической модели жизненно важного события или как возбуждение нейродинамической модели жизненно важного события при воздействии на нее нейродинамической модели сигнального события. Благодаря такому переходу в ответ на сигнальное событие актуализируется или возбуждается нейродинамическая модель жизненно важного события, и затем получаются действия, соответствующие жизненно важному событию. При этом нейродинамическая модель жизненно важного события отрывается от соответствующей комбинации сигналов от органов чувств и начинает актуализироваться, возбуждаться или срабатывать под действием внутренних факторов или внутренней динамики центральной нервной системы. Это есть уже начало относительно самостоятельного от внешней реальности существования и действия нейродинамических моделей. Они становятся деталями мира идеальных явлений, которые представляют собой иное бытие или второе существование вещей и явлений реального внешнего мира в форме нейродинамических моделей или образов внутри действующей центральной нервной системы.

Благодаря отделению нейродинамической модели жизненно важного события от соответствующей комбинации ощущений и ее активации, возбуждения или вспоминания под действием связей внутри нервной системы обеспечивается возможность начать соответствующие действия до того, как появится комбинация ощущений, соответствующая жизненно важному событию. Таким образом, эти действия становятся подготовительными или упреждающими, но не ответными, совершаемыми после жизненно важного события и возникновения соответствующих ощущений. Прогноз и подготовка становятся возможными, когда нейродинамические модели перестают возбуждаться только соответствующими группами ощущений и начинают взаимодействовать между собой. Это соответствует появлению идеальных явлений и психики.

Все ощущения могут быть и бывают разных степеней интенсивности от нуля или нижнего порога чувствительности до самой большой, какую может воспринимать организм. Более сильные воздействия воспринимаются в виде болевого ощущения. В рабочих пределах, когда органы чувств позволяют выявлять различия в качествах и интенсивности возбуждений, выделяются зоны или участки с весьма приблизительно фиксируемыми границами и опознаваемые предметы связываются с такими зонами. Но между оттенками ощущений всех видов нет четких границ и могут иметь место все промежуточные значения между условно выделяемыми единицами, зонами или элементами. Вследствие этого все нейродинамические модели не имеют четких отличий или границ. Но сама операция по опознаванию или идентификации такова по своей природе и смыслу, что она создает тенденцию к дискретизации. Опознавание в большинстве случаев должно приводить к ответу "да" или к ответу "нет". Отказ от одного из этих вариантов равносилен отказу от самой операции опознавания. Поэтому применение операции опознавания жизненно важных и жизненно неважных событий в психике ведет к постепенному образованию все более дискретных нейродинамических моделей и таким образом создается материальная база для разумного мышления, оперирующего с дискретными нейродинамическими моделями понятий.

Среди всех нейродинамических моделей выделяются модели, соответствующие комбинациям сигналов, представляющих ощущения, получаемые во внутренних органах. Эти модели представляют собой разные состояния организма, но не внешние предметы и условия. В этой особой группе моделей также возможны все значения, сколь угодно мало отличающиеся друг от друга по качеству и интенсивности, и она образует, так сказать, в геометрической интерпретации, непрерывную область пространства, но не дискретное множество, и точка, представляющая собой состояние организма, может плавно перемещаться в этом пространстве. Эта группа нейродинамических моделей, как и соответствующие им состояния организма, в большинстве случаев, но далеко не полностью, приблизительно делится на положительные, соответствующие нормальному состоянию организма, и отрицательные, соответствующие разным вариантам дискомфорта, повреждений и болезней организма.

По-видимому, на низших ступенях развития высшей нервной деятельности эта группа нейродинамических моделей использовалась для выработки действий, позволяющих восстанавливать или нормализовать физическое состояние организма, а потом стала служить и для коррекции безусловно-рефлекторных и условно-рефлекторных реакций, т.к. во многих случаях при выработке программы действий полезно или даже необходимо учитывать состояние организма. На относительно высоких стадиях развития психики, когда стало возможным интроспективное самонаблюдение, нейродинамические модели этой группы стали называться переживаниями состояния собственного организма. По мнению К.К. Платонова, переживания состояния организма представляют собой одно из основных и самых старых, в эволюционном плане, психических явлений. Мы будем называть всю эту группу моделей переживаниями состояния организма, хотя в точном смысле слова это понятие включает в себе только то, что получается при интроспективном наблюдении этих нейродинамических моделей в их активном состоянии на уровне человеческой психики.

Для использования связей или аналогий по качествам можно применить психический механизм, составляющийся из (1) условно-рефлекторного перехода от нейродинамической модели сигнального события к нейродинамической модели жизненно важного события и затем к переживанию состояния организма, ассоциирующемуся с этим жизненно важным событием, из (2) актуального более или менее длительного существования этого переживания в нервной системе, во время которого это переживание может изменяться и корректироваться, и может прерываться интервалами существования в памяти, чтобы потом вновь актуализироваться или вспоминаться, и (3) из одного или нескольких переходов от переживания состояния к действиям или поведению, что можно рассматривать как задержанные условные рефлексы.

Можно сказать, что по существу такой механизм предусматривает оценку или описание внешних предметов и явлений в терминах переживаний состояния организма и действия на основе такого описания.

Такой механизм позволяет использовать много разных качеств и позволяет изменять оценки путем их сочетания с вновь поступающими оценками, а также обеспечивает переход к действиям через неопределенное время после начала его работы. При том этот механизм построен только из ранее имевшихся частей путем их организации в новые структуры и их модификации или приспособления для работы в составе этих новых структур. В этом механизме переживания состояния организма уже оторваны от действительного состояния организма и используются как своеобразные слова для описания внешних предметов и потому они в таких случаях представляют собой детали идеального мира.

Описание внешнего мира и составляющих его предметов и явлений в терминах переживания состояния организма, естественно, имеет много слабых сторон с точки зрения людей, имеющих разумное мышление, которое использует огромный аппарат дискретных понятий самых разных степеней абстракции. Однако надо думать, что словарь терминов – переживаний в ходе эволюции получил некоторое развитие и в нем появились детали, которые по свойствам таковы же, как переживания состояния, но они не обязательно связываются определенно с состояниями организма.

Пытаясь представить себе, как это реально может выглядеть, мы приходим к выводу: эмоции есть система или множество явлений, применяемых для оценки или описания предметов внешнего мира в составе второго полного психического механизма, и эта система получена путем модификации и развития переживаний состояния организма.

Этот вывод вполне согласуется с общепринятым пониманием эмоций как переживаний, связываемых с внешними предметами и явлениями. Отделить эмоции от переживаний внутреннего состояния организма, по меньшей мере, очень трудно или даже невозможно. Переживания по внешним и внутренним по отношению к организму поводам не отличаются существенно друг от друга. Нередко к эмоциям относят и переживания, связываемые с внутренними причинами. Если переживания состояния организма сколько-нибудь обработаны и не сводятся легко и непосредственно к комбинациям ощущений, то есть основания относить их к эмоциям. По-видимому, целесообразно не отделять четко эмоции от переживаний состояния организма и называть эмоциями всю область этих явлений и особенно их наиболее развитые формы, а о переживаниях говорить только тогда, имеются в виду случаи наиболее близкие к ощущениям и комбинациям ощущений, получаемых от внутренних органов.

Таким образом, в понимание сущности эмоций не вносится ничего радикально нового, но связи и взаимозависимости эмоций с другими психическими явлениями осмысливаются иначе, чем это делалось до сих пор. Эмоции обычно рассматривались как отдельные самостоятельные явления, имеющие связи почти всеми остальными психическими явлениями или составляющие общий фон для всех психических процессов, и по-разному влияющие на эти процессы, но не имеющие преимущественной связи ни с одним из них. Соответственно роль и назначение эмоций были не ясны. Радикально новое состоит в том, что эмоции предлагается рассматривать всегда и только как центральное звено второго полного психического механизма.

Этим создается предпосылка для того, чтобы выделить и подчеркнуть тот факт, что очень многие действия людей совершаются под влиянием эмоций или исходя из эмоциональных побуждений. Эмоции нередко являются непосредственной причиной действий и поступков без какого-либо участия разумного осознаваемого мышления. Этот несомненный факт необходимо оценить по достоинству и изучить. Однако нельзя сказать, что он неизвестен человечеству. Многие скажут, что настаивать на нем – значит "ломиться в открытые ворота". Но, как это ни удивительно, наука им почти не занималась или занималась мало и совершенно не сообразно со значением этого явления. Ниже мы собираемся исправить этот недостаток, опираясь на представление о втором полном психическом механизме, центральным звеном которого являются эмоции.

Переживания состояния организма с самого своего появления в ходе эволюции были не только результатом физиологических процессов в организме, но и воздействовали на физиологические процессы или были звеном в системах гомеостатического регулирования физиологических процессов. Эмоции утратили эту связь лишь частично, и только небольшая часть эмоций почти не имеет этой связи или слабо влияет на физиологические процессы. Большинство же эмоций сохранили эту связь или унаследовали ее от переживаний состояния организма и через такие эмоции можно воздействовать на физиологические процессы и состояние организма.

Эмоции, как и переживания состояния организма, в большинстве случаев, но не полностью, делятся на положительные и отрицательные. Они так же имеют все степени интенсивности и могут плавно изменяться по интенсивности и плавно переходить одна в другую. В геометрической интерпретации эмоции представляют собой область пространства, в которой возможны все значения координат и возможны плавные переходы из любой точки в любую другую, но не набор дискретных элементов, как система понятий разумного мышления. При этом эмоциональная система аналогична области пространства с несколько большим числом координат, чем пространство переживаний состояния организма.

Как и переживания состояния организма, эмоции имеют тенденцию сливаться и образовывать нечто среднее так, что в нервной системе обычно актуально присутствует только одна эмоция или очень ограниченное количество различных эмоций. Когда мы говорим о двух эмоциях, нельзя утверждать определенно, что их действительно две, а не одна средняя или промежуточная. Для обозначения эмоций в языке разумного мышления мы искусственно разбиваем эмоциональное пространство на части существенно разного качества и интенсивности и присваиваем им разные названия. Если эмоция находится где-то около границы между такими единицами, то приходится применять для ее обозначения два слова так, как будто обозначаются два предмета существующие одновременно. Поэтому может казаться, что присутствуют одновременно две эмоции, хотя в действительности может быть существует только одна. Иначе говоря, переживание сразу двух или более эмоций может быть иллюзией, возникающей вследствие применения для описания этого явления неадекватного или неподходящего аппарата дискретных понятий. Однако нельзя исключить и то, что в результате приспособления эмоций для работы в составе второго полного психического механизма развилась возможность переживать одновременно две или несколько эмоций. Но, как бы то ни было, возможности эмоционального аппарата в этом отношении остались очень ограниченными и они, так сказать, не далеко ушли от переживаний состояния организма.

Образование или выработка эмоций есть переход от ощущений и восприятий к модифицированным переживаниям состояния – эмоциям, которые связываются с жизненно важными событиями. Выработка эмоции отличается от условного рефлекса только тем, что она имеет своим результатом эмоцию, а не действие. Если считать, что во время срабатывания условного рефлекса актуализируется нейродинамическая модель жизненно важного события, то непосредственным последствием этого может быть не только соответствующее действие, но и вспоминание переживания состояния организма или эмоции, связывающейся с этим жизненно важным событием. Поэтому есть основание считать, что выработка эмоции выполняется с помощью модифицированного или приспособленного механизма условных рефлексов, и в дальнейшем мы будем называть такие явления эмоциональными рефлексами.

В ходе развития эмоционального аппарата сложилась особая его модификация или особая разновидность, проявляющаяся в настроениях. Настроения можно рассматривать как общую оценку внутренних и внешних окружающих условий выражаемую переживанием того или иного настроения. Большинство психологов считает, что человек всегда находится в каком-нибудь настроении, и те редкие промежутки времени, когда настроение трудно заметить или определить, по-видимому, соответствуют не его отсутствию, а ослаблению интенсивности эмоции настроения. Настроения зависят, прежде всего, от состояния организма (сыт или голоден, здоров или болен, устал или свеж и бодр после отдыха и т.п.) и от окружающей обстановки (освещенность, температура, наличие или отсутствие привычных предметов и людей). Теплое светлое летнее утро обычно способствует бодрому настроению, а хмурый дождливый холодный вечер почти неизбежно снижает настроение. Болезни и недомогания, как правило, снижают настроение, а здоровье способствует бодрому и приподнятому настроению. Кроме этих двух факторов, настроение зависит и от ярких эмоциональных впечатлений, от интенсивно переживаемых успехов и неудач и от всего того, что возбуждает сильные эмоции.

Настроения образуют фон, на котором идет оперативная текущая выработка эмоциональных оценок текущих событий. Очень образно это описывается выражениями типа: "Он сегодня в плохом настроении и потому видит все через черные очки". Любая оперативная текущая эмоциональная оценка всегда корректируется эмоцией настроения, которая как бы дает поправку для учета условий, в которых будут осуществляться действия, побуждаемые оперативными оценками текущих внешних событий. Таким образом, достигается существенное усовершенствование работы второго полного психического механизма.

В составе человеческого мышления нередко встречаются этапы или интервалы, явно противоречащие логике разумного осознаваемого мышления. Так, например, модельеры платья и художники оценивают возможные варианты своей работы явно не с помощью разумного логического мышления. Они отвлекаются от окружающей действительности и с помощь воображения представляют себе предполагаемые формы вещей и их комбинации. Затем они определяют с помощью своего вкуса и интуиции, которые во многом не согласуются с логическим рассудком, подойдет или не подойдет (смотрится или не смотрится) платье такого-то фасона и цвета такой-то женщине или как будет восприниматься такое-то произведение искусства в такой-то обстановке и т.п. Оценки, получаемые таким образом, часто никак не обосновываются разумными доводами или обосновываются с нарушениями правил разумного мышления. Лучшим доводом в пользу правильности таких оценок считается репутация или авторитет лица, выполнившего оценку. Оценки обычно даются в явно эмоциональной форме и настроение лица, производящего оценку, явно влияет на качество оценки. Все это указывает на то, что получение таких оценок происходит путем работы аппарата, вырабатывающего эмоции.

Всякий мужчина может представить себе любимую женщину в объятиях своего друга. При этом почти неизбежно появится чувство ревности, несмотря на то, что явно понимается нереальность и безосновательность такого представления в плане разумного мышления. Разумное понимание нереальности представляемого не предотвращает выработку эмоции, и она дает тем более яркий результат, чем детальнее и полнее воображаемая картина. Почти одинаковые эмоции вырабатываются и тогда, когда мы видим в натуре внешние предметы и ситуации, и тогда, когда мы их только воображаем в идеальном плане. Осознав результат подобного эксперимента, человек сейчас же начнет разумно его корректировать и как бы уговаривать себя: "Чепуха. Этого быть не может" и часто для коррекции использует образы противоположного свойства. ("Минует печальное время. Мы снова обнимем друг друга, и жарко и страстно с устами сольются уста").

Но не всем и не всегда удается сознательно заставить себя представлять и вспоминать только то, что реально и вероятно. Для этого нужна сила воли и разум, которые не у всех достаточно развиты и сильны. Кроме того, и самые моменты, когда следует применить разум и волю, не всегда замечаются. Воображаемые представления и образы могут вызвать такую сильную эмоциональную реакцию, что эмоция как бы захватывает человека и заставляет его вспоминать и представлять себе все новые подробности и детали. Это приводит к дальнейшему усилению эмоции, которая все более овладевает человеком и заставляет его идти все дальше по пути воображения все более ярких и детальных образов и делает все более трудным или даже невозможным вмешательство разума. Как будто злая посторонняя сила ведет человека, помимо его воли и сознания, заставляя делать все новые шаги до тех пор, пока он остановится в изнеможении или повредиться психически и станет неврастеником. Неосознаваемое человеком действие эмоционального механизма может, помимо воли человека, "пойти вразнос" до повреждения этого механизма примерно так же, как идет вразнос ненагруженный электрический двигатель постоянного тока. Такая опасность более велика для людей с развитым воображением и склонностью жить в воображении более чем в реальной жизни, и для людей легко поддающихся внушению со стороны и самовнушению.

Подобные случаи трудно объяснить как проявления разума. Настоящий разум в них, очевидно, не участвует и часто бывает даже неработоспособным. Именно эмоции в таких случаях играют ведущую роль и являются непосредственной причиной действий и поступков людей.

Утром по дороге в метро я прохожу через садик и замечаю девушку, сидящую на скамейке. У меня срабатывает рефлекс "что такое" и я поворачиваю голову и гляжу на необычный предмет. Если девушка красива, у меня подсознательно почти мгновенно возникает положительная эмоциональная оценка. Когда я подхожу совсем близко, я одергиваю себя – невежливо так явно таращить глаза на незнакомую женщину. Я отворачиваюсь и с деланным равнодушием прохожу мимо. При этом я вполне уверен, что разумное мышление началось только тогда, когда я одернул себя. Я отвернулся и прошел мимо в результате разумного мышления. Но, оглянувшись назад, я вижу свои следы на свежем снегу и по ним обнаруживаю, что я не только по-дурацки пялил глаза на красивую девушку, но еще и прошел поближе к ней и около нее замедлил шаги. Эти действия совершены мною явно не в результате разумного мышления. Они у меня получились как-то сами собой помимо сознания и воли и, несомненно, причина их – эмоция или эмоциональная привлекательность девушки. Если бы у меня было плохое настроение или девушка была бы некрасивой, то эти действия были бы слабее или их не было бы совсем. Значит, дело именно в эмоциях, а не в разуме.

В составе человеческого мышления нередко встречаются звенья или этапы, выполняемые с применением только эмоционального аппарата или второго полного психического механизма. Как видно из выше приведенных примеров, в работе второго полного психического механизма нередко встречаются действия в идеальном плане, представляющие собой изменения или коррекцию эмоций, и эти действия часто или на значительных интервалах времени никак не проявляются или не выражаются вовне движениями или действиями. Под мышлением обычно понимаются действия в уме или в идеальном плане, локализуемые в нервной системе. Поэтому есть все основания называть работу второго полного психического механизма мышлением посредством эмоций или через эмоции, или просто эмоциональным мышлением.

Однако термин "эмоциональное мышление" уже применялся в психологии, и значение его было несколько иное. Прежде не выделяли в составе мышления работу существенно разных психических механизмов и мышление называлось эмоциональным в тех случаях, когда хотели указать на большую роль или влияние эмоций в рассматриваемом случае. Но эмоции, согласно предлагаемой системе психологических представлений, являются не общим фоном или аккомпанементом для других психических явлений и мышления в том числе, но проявлениями особого психического механизма существенно иного качества, в работе которого используется особая логика или правила, иные, чем в разумном осознаваемом мышлении. Работа второго психического механизма может приводить к действиям и поступкам без участия разума, хотя она часто комбинируется с разумным мышлением и влияет на него. Вследствие того, что человеческое мышление в целом есть смесь фрагментов или частей существенно разного качеств, оно нередко противоречиво, ошибочно и нелогично с точки зрения строгой логики разума. Предлагаемое представление об эмоциональном мышлении создает условия для того, чтобы разобраться в таких случаях и снизить их вредное влияние. Под эмоциональным мышлением следует понимать именно только работу второго полного психического механизма, и в дальнейшем мы будем применять термин "эмоциональное мышление" только в этом новом смысле слова.

В случае условных рефлексов трудно не признавать существование того, что можно называть условно-рефлекторным знанием, которое есть иное, идеальное бытие совершенно определенных деталей внешнего мира и именно связей между явлениями во внешнем мире. Но в случае условных рефлексов взаимодействие или взаимное влияние между этими деталями отсутствует почти полностью, если не считать случаев блокирования некоторых условных рефлексов другими условными рефлексами. Поэтому неуместно говорить об условно-рефлекторном мышлении, хотя в работе условных рефлексов явно имеет место обработка и использование информации.

Чтобы предлагаемая точка зрения на психические процессы не казалась слишком резко отличающейся от обычных взглядов на эмоции, мы, несколько забегая вперед, укажем на некоторые свойства эмоционального мышления. Оно начинается с эмоционального рефлекса, который представляет собой модификацию обычного условного рефлекса, и потому имеет почти такие же свойства. Как и обычный условный рефлекс, он работает с подсознательной автоматичностью во все время бодрствования и срабатывает не только от ощущений и восприятий, но и от элементов второй сигнальной системы. Иначе говоря, восприятия, образы и даже абстрактные понятия и их звуковая и графическая формы помимо сознания и воли человека вызывают эмоции или окрашиваются эмоциями. Поэтому и осознаваемое разумное мышление всегда сопровождается эмоциями, хотя иногда они бывают настолько слабы, что их не замечают, и они не оказывают существенного влияния на разумное мышление. Вследствие такого свойства эмоции связываются почти со всеми другими психическими явлениями и как будто представляют собой общий фон для других психических процессов не имея самостоятельного значения. Но так только кажется, и эмоции время от времени находят выход в действиях и поступках, причинами которых являются именно эмоции, а не что-нибудь иное. По таким поступкам видно, что эмоции могут быть непосредственными причинами действий и поступков независимо от других психических явлений.

После срабатывания эмоционального рефлекса, возникшая в нервной системе эмоция актуально существует неопределенно долгое время и может вызывать действия и поступки и приводить к изменениям физиологического состояния организма. Это простая схема почти всегда осложняется за счет влияния эмоций настроения, за счет коррекции или изменения существующей эмоции при поступлении новых данных от ощущений и восприятий или от вспоминания прошлых восприятий и связанных с ними эмоций, а также за счет прерывания актуального существования эмоции и перевода ее в память на неопределенное время, что может совершаться не один раз. Схемы реальных эмоциональных явлений или истории конкретных эмоций могут быть очень сложными и могут иметь много связей и взаимных влияний с другими психическими явлениями.

Вообще можно предположить, что аналогии по качествам используются не одним, а двумя или более полными психическими механизмами. Например, можно думать, что аналогии по положению в пространстве или по стилю движения используются особым психическим механизмом. Но тогда надо указать, почему эмоциональное мышление, использующее аналогии по цвету, запаху и вкусу, непригодно для обработки данных по положению и стилю движения, и продолжить существенно иную конструкцию еще одного полного психического механизма, составленного из того весьма ограниченного "набора деталей", которой природа, так сказать, имела в своем распоряжении. Предложенная выше конструкция эмоционального мышления пригодна для использования второго варианта первой возможности построения подготовительной деятельности полностью без остатка, в том числе и для аналогий по положению в пространстве и стилю движения. По-видимому, нельзя также думать, что для использования аналогий, например, по запаху используются особые эмоции – не те, которые применяются в других случаях. По сути дела варианты эмоционального мышления обо всех качествах и стиле движения должны быть одинаковыми и потому они неизбежно перепутались бы и слились, если бы даже они первоначально возникли по отдельности. Обнаружить еще одну существенно иную конструкцию полного психического механизма нам не удалось.

Таким образом, приходим к выводу о том, что полных психических механизмов только три – не больше и не меньше. Соответственно в психологии должно быть три основных раздела, рассматривающих эти механизмы, и раздел об их взаимном влиянии и взаимодействии.

На практике мышление людей есть смесь или конгломерат двух компонент существенно разного качества, имеющих разную логику и правила, и потому несовместимых между собой. В человеческом мышлении эти компоненты переплетаются и перепутываются, но все-таки все отдельные его фрагменты, части или участки, которые нельзя разделить на более мелкие части без их разрушения, есть либо то, либо другое, но не нечто среднее. В мышлении сосуществуют, соседствуют и взаимодействуют фрагменты с разумной логикой и соответствующими свойствами и фрагменты с логикой и свойствами эмоций. Вследствие этого человеческое мышление противоречиво и часто нелогично и уродливо либо с точки зрения разумной логики, либо с точки зрения чувств или логики эмоций. Такое представление о человеческом мышлении целесообразно называть теорией двухкомпонентного мышления (ТДМ).


Кроме теоретических работ для широкого круга читателей не имеющих специального образования по психологии и философии написана и издана предлагаемая ниже книжка "Основы психологии в популярном изложении."

©2009. Сайт посвященный вопросам современной психологии
Создание сайта, Веб дизайн ИДС Технологии