Состояние современной психологии

Неудовлетворительное или даже кризисное состояние мировой психологии в начале 21 века объясняется нежеланием психологов признать, что люди применяют не одно, а два разных психических механизма или две компоненты мышления полняемые разными способами. Однако это давно замечено многими выдающимися людьми...

Внимание! Авторские права наших публикаций подтверждены. При любом копировании информации с сайта, ссылка на первоисточник ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Наши контакты:

тел: 978-72-79

e-mail: ids79@yandex.ru

Форма обратной связи

Карта сайта


Современная психология Основы психологии в популярном изложении § 3. О различных вариантах понимания сущности информации

§ 3. О различных вариантах понимания сущности информации

Нередко встречаются такие представления об информации, которые в логически развитом и несколько утрированном виде можно представить в положениях о том, что информация есть универсальная характеристика всех вещей и процессов и, что все имеет некую единую информационную меру. Сторонники таких взглядов думают, что зависимость количеств информации от технических обстоятельств и подхода к расчетам информации объясняется несовершенством теории и недостаточной стандартизацией техники. Они думают, что научно-технический прогресс скоро устранит эти несовершенства, и тогда мы поднимемся на новую ступень понимания сущности мироздания, познав, так сказать, информационную сторону окружающего нас мира.

Представление о зависимости информации от обстоятельств ее проявления, которое является неотъемлемой стороной предложенного выше определения сущности информации, позволяет понять, что трудности введения единой информационной характеристики всех вещей объясняются не временными обстоятельствами, но коренятся в сущности информации или ее природе и, что не существует единой информационной меры вещей, как не существует и единой числовой меры вещей, представление о которой возникло в древней Греции. Количества информации есть формальные характеристики случаев проявления свойства отражения, аналогичные числовым характеристика. Эти характеристики единообразно вводятся при описании разных случаев проявления свойства отражения примерно также как числовые характеристики. И единообразие их введения не означает существования некоей сущностной общности также как наличие числовых характеристик веса, длины и электропроводности не означает существования некоей сущностной общности между этими физическими свойствами. Количества информации едины и универсальны лишь настолько или таким же образом, как едины и универсальны числовые и геометрические характеристики всех вещей материального мира. В отличие от числовых и геометрических характеристик они применимы только к особому типу явлений – к проявлениям свойства отражения.

Математика в широком смысле слова есть наука о формах, в которых являются нам разные сущности. Она разрабатывалась в связи с потребностями практики, и сначала были разработаны простейшие разделы – арифметика и геометрия, позднее – дифференциальное исчисление, теория вероятностей, векторное исчисление и т.д. Изучение сложных систем и опосредованного познания привело к существенному развитию теории систем и возникновению теории подсчетов информации, которая часто называется теорией информации. Это типичные дисциплины математического характера или разделы математики в широком смысле слова.

Возможность приписывать предметам характерные для них или соответствующие их сущности количества информации, независимо от проявлений свойства отражения (вне познавательных ситуаций), есть иллюзия, возникающая вследствие того, что все предметы представляются нам не иначе, как через наше познание и, соответственно, все случаи познания нами вещей внешнего мира имеют количественную информационную характеристику, которая подсознательно проецируется или накладывается на познаваемые вещи. В действительности нет никакого информационного единства всех вещей и явлений в мире параллельного их материальному единству и оставляющего возможность думать, что информация управляет материей.

Такое понимание сущности информации и количественных информационных оценок находится в русле последовательного материалистического мировоззрения и в таком плане легче понять суть и свойства количественных оценок и подсчетов информации. Значительные затруднения в понимании сущности информации возникают вследствие нестрогого, несамокритичного и не соответствующего правилам логики употребления термина "информация".

Среди всех понятий о предметах, прежде всего, выделяются понятия об отдельных конкретных предметах, например: Москва, Волга, Антарктида, планета Земля и т.д. Затем – понятия о предметах определенного рода или вида, например: камень, дерево, человек, гора и т.д. Затем – понятия о предметах нескольких родов или видов, имеющих существенные общие свойства, например: животное, растение, населенный пункт и т.д. И, наконец, можно выделить понятия о предметах имеющих только одно общее свойство, или, лучше сказать, проявляющих одно общее свойство, которые во всем остальном могут очень сильно отличаться друг от друга, например: топливо, товар, пища, краситель, подарок и т.д. Понятия этого последнего вида, которые удобно называть одно- свойственными, имеют интересные особенности. О предметах входящих в объем таких понятий часто говорят так, как будто они могут возникать из ничего и исчезать бесследно. Если дрова сгнили, говорят – топливо пропало, его больше нет. Если пища прокисла и заплесневела, говорят – это не пища, а отбросы. О товаре с испорченным внешним видом говорят – это не товар, а утильсырье. Во всех подобных случаях ничто не исчезает бесследно и не возникает из ничего и закон сохранения массы и энергии не нарушается. Изменяются или исчезают только возможности проявления тех свойств, благодаря которым введены одно-свойственные понятия.

Для выяснения сущности информации, прежде всего, необходимо решить является ли понятие об информации одно-свойственным понятием или в объем этого понятия входят предметы особого сорта, существующие параллельно с другими предметами, таким как камни, люди, растения, бумага и магнитная пленка. Поскольку информацию саму по себе отдельно от того, что обычно называется носителями информации, никто никогда не видел, то следует думать, что во всех случаях, когда мы говорим об информации, мы имеем дело с проявлениями некоторого общего свойства и понятие об информации есть одно-свойственное понятие. Соответственно не следует ставить вопрос об информации в форме "Что такое есть информация?", т.к. при этом как бы заранее предполагается, что информация представляет собой предметы особого сорта, и выяснение сущности информации затрудняется. Вопрос надо ставить в форме "Какое свойство проявляется, когда мы говорим об информации?". Только заранее решив, что информация есть нечто существующее отдельно от бумаги, магнитной ленты, колебательных процессов и т.п., можно говорить, что информация как бы накладывается на носители информации (бумага, магнитная лента…) и переносится ими, и удивляться тому, что информация как будто бы возникает из ничего и исчезает бесследно, как будто способна неограниченно размножаться и не тратиться при потреблении, и делать вывод о том, что информация не подчиняется закону сохранения массы и энергии. Развитие такой линии представлений приводит к формуле: "Информация – это не материя" (Н. Виннер). Однако легко видеть, что эта формула есть следствие априорно принятого представления о том, что информация не есть материальные предметы и вместе с тем она существует отдельно от них. На самом деле информация существует всегда и только в виде определенных свойств или вариаций свойств предметов, которые называются носителями информации, и мы всегда хорошо знаем, какое именно свойство в каждом конкретном случае в своих изменениях несет или заключает в себе информацию. В одних случаях это вариация амплитуды радиоволн, в других – вариация частоты радиоволн, в третьих – значки, располагаемые в определенном порядке на бумаге и т.п. И всегда существует вполне определенная связь между этими свойствами или их вариациями с тем, что есть объект или предмет информации.

Если рассматривать понятие об информации как одно-свойственное понятие, то надо признать, что информация не существует отдельно от материальных предметов и процессов и что случаи кажущегося возникновения информации из ничего, бесследного ее исчезновения, неограниченного размножения и т.п. объясняются изменениями условий проявления свойства отражения или закономерных связей свойств носителей информации с объектами информации. И при этом нет поводов говорить о нарушениях закона сохранения массы и энергии и о существовании чего-то нематериального параллельно с материальным миром.

Образование или возникновение информации всегда есть результат либо обнаружения связей между предметами и процессами, каковые существовали и до их обнаружения, а после обнаружения могут быть использованы для познания одних предметов через другие, либо результат создания связей по воле человека. Во всех случаях точно известны определенные конкретные изменения свойств материальных предметов и процессов, которые принято называть носителями информации. Понятие о носителях информации, строго говоря, неправильно. Информация не накладывается на носители, не приклеивается к ним и не едет на них оставаясь отдельной от них сущностью. Информация всегда заключается во вполне определенных конкретных свойствах или изменениях свойств того, что называется носителями информации. При восприятии информации всегда выявляются и оцениваются свойства или вариации свойств носителей информации, но не отделяется от носителей что-то наложенное на них. Поэтому понятие о носителях информации является логически неправильным и поэтому затрудняющим понимание сути дела, хотя на практике оно часто удобно.

Информация всегда имеет определенную связь с предметом или объектом информации. Без такой связи информация не может быть информацией. Когда мы создаем условия, при которых свойства одного предмета или процесса изменяются в определенной связи со свойствами другого предмета или процесса (модуляция радиоволн, печатание знаков на бумаге и т.п.), то первый предмет или процесс приобретает то свойство, благодаря которому информация является информацией, или, проще говоря, первый предмет становится информацией о втором.

Когда диктор читает с листа текст перед микрофоном и его голос передается в эфир и во многих местах осуществляется радиоприем, связь знаков на бумаге с объектом информации надстраивается и разветвляется или увеличивается число предметов и процессов, связанных с тем же объектом информации. При этом возможности восприятия информации очень существенно расширяются. Образно выражаясь и несколько преувеличивая, можно говорить, что информация способна размножаться неограниченно. Надпись на каменной глыбе может быть перечитываема вновь и вновь в течение тысячелетий, и по этому поводу можно говорить, что информация не тратится при потреблении. Но такие выражения, строго говоря, неправильны.

Исчезновение информации всегда представляет собой утерю или разрушение возможности опосредованно судить об объекте информации. Причины этого могут быть самые разные, например: бумага с текстом сгорела или залита чернилами, утерян ключ, с помощью которого зашифровано сообщение, размагнитилась магнитная пленка, испортился радиоприемник, словесное сообщение заглушено грохотом проходящего поезда и т.д. Во всех таких случаях закон сохранения массы и энергии не нарушается.

Таким образом, и возникновение информации, и ее исчезновение, и то, что она как будто бы не тратится при потреблении и способна неограниченно размножаться, с предлагаемой точки зрения объясняется легко и естественно.

Как ни естественно выглядит попытка ввести в употребление представление о свойстве отражения, согласно прямому смыслу слов В.И. Ленина, все же пока преобладает иная точка зрения или даже группа точек зрения, объединяемых тем, что они в разных вариантах толкуют отражение только как предмет или процесс и не пытаются применить представление об отражении-свойстве. Эта тенденция, по-видимому, наиболее четко представлена в работах А.Д. Урсула, в частности, в книжке "Отражение и информация". Если понимать отражение только как предмет или процесс, приводящий к образованию отражения-предмета, то естественно возникает проблема выделения среди всех процессов или взаимодействий тех, которые являются процессами отражения, и среди всех предметов, являющихся результатами процессов и взаимодействий, тех, которые являются предметами-отражениями. Автор так и делает – на стр. 25-29 он пытается выделить такие предметы и процессы, которые не являются предметами-отражениями и процессами-отражениями. Но это делается с такими логическими натяжками и так неуклюже, что его попытка, наверное, убедит большинство тех, кто попытается в ней разобраться, в обратном, т.е. в том, что это сделать невозможно. В частности, автор предлагает выделять случаи "собственно отражения", когда имеет место одностороннее воздействие одного предмета на другой, а не взаимодействия. В качестве примера приведено утверждение, что свет от далекой звезды односторонне воздействует на фотопластинку в телескопе. Но этот пример показывает некомпетентность автора, потому что свет именно взаимодействует с пластинкой, а не односторонне воздействует на нее. И вообще одностороннее воздействие до сих пор ни в физике, ни в химии не известно и даже возможность односторонних воздействий, по-видимому, противоречит принципу сохранения массы и энергии.

Проблему выяснения соотношения отражения и информации А.Д. Урсул пытается решить путем простого разделения отражения на части. Исходя из интуитивно-эмпирического представления о том, что информация есть нечто менее широкое и всеобщее, чем отражение, он предлагает считать, что информация есть не все отражение, а только его разнообразие. Довольно широко распространена подобная же точка зрения, согласно которой информация есть не все отражение, а только его структура. Однако если считать, что информация есть только часть отражения, то должна существовать и другая часть отражения, которая не входит в разнообразие или структуру или равняется всему отражению минус разнообразие или структура. И вот этот остаток или часть отражения почему-то не может быть информацией. Информация всегда мыслится как нечто, позволяющее судить об объектах информации. Остаток отражения, по-видимому, также может быть использован для узнавания о каких-то деталях отражаемого объекта. Поэтому непонятно, почему он не может быть информацией. Убедительных объяснений этого сторонники подобных точек зрения не дают.

Эвристическая сила понимания информации как части отражения или способность такого понимания служить основанием для вытекающих из него теоретических представлений, насколько нам известно, не велика. Поэтому такое понимание не имеет существенных достоинств и не случайно автор в конце книги признает, что он не претендует на окончательное решение проблемы. Очевидно, предлагаемое решение не очень-то убедительно и для самого автора.

В других работах А.Д. Урсула проблема выяснения сущности информации и ее соотношения с отражением рассматривается более широко и в дискуссионном плане. Собственная точка зрения высказывается осторожно с оговорками и без претензий на точные формулировки и много внимания уделяется сопоставлению различных точек зрения и путей решения проблемы. Но отражение по-прежнему понимается только как предмет или процесс и проблема выяснения сущности информации остается не решенной. Положение о том, что информация есть отраженное разнообразие, высказывается неуверенно и рассматривается как пригодное лишь для одной из сторон "многогранного феномена информации".

Как видно из работ А.Д. Урсула и других сторонников подобных точек зрения смущает то, что информация, с одной стороны, обнаруживается везде и во всем, а, с другой стороны, она проявляет себя как будто только при участии человека, животных и кибернетических машин. Поэтому одни пытаются выявить информационные или кибернетические процессы в неживой природе или обнаружить кибернетическую сторону во всех физических и химических взаимодействиях, а другие пытаются обосновать точку зрения, согласно которой информация существует только в процессах с участием человека. Сам же А.Д. Урсул как будто склоняется к тому, что на физическом уровне действует информация одного типа, а на высшем уровне с участием человека другого типа, или на разных уровнях информация проявляет себя разными сторонами.

С нашей точки зрения все эти затруднения – плод неумения или нежелания мыслить об отражении как о свойстве. Если отражение есть свойство, которое по существу тождественно свойству закономерной связанности, и информация есть предметы, проявляющие свойство отражения или, проще выражаясь, предметы, проявляющие закономерные связи с другими предметами, то нет ничего удивительного в том, что информацию можно обнаружить везде и во всем, т.к. все предметы имеют неограниченное количество закономерных связей с другими предметами, и любая из этих связей может быть использована человеком для опосредствованного познания. Но свойство отражения проявляет себя или актуализируется только в познавательных ситуациях, когда человек или животное, обладающее способностью к высшей нервной деятельности, или даже кибернетическая машина по одним предметам или процессам что-то узнает о других предметах и процессах или использует одни предметы или процессы для узнавания о других предметах и процессах. Поэтому свойство отражения, которое мыслится как постоянно присущее всем материальным предметам, проявляет себя не всегда или предметы бывают информацией не всегда, а только в ситуациях с участием человека высших животных и кибернетических машин.

В физике, химии и биологии описываются процессы, происходящие без участия человека. Человек только создает начальные условия для таких процессов и лишь иногда участвует в них как физическое и химическое тело или животное, лишенное того, что отличает человека и высших животных от животных не обладающих психикой. В этих науках все предметы и связи между ними рассматриваются только сами по себе, как отдельные сущности, но не как средство познания одного предмета через другой. Все, что произойдет в дальнейшем, в физике, химии и биологии определяется собственной природой и положением вещей в некоторый исходный момент времени и никак не зависит от истории их образования и от тех связей с другими предметами и явлениями, которые могут быть разными в зависимости от того, как шло образование предметов. Связи, возникшие до исходного момента времени, в физике, химии и биологии не учитываются. Следовательно, в физике, химии и биологии рассматриваются только такие объекты и процессы, в которых свойство отражения не проявляет себя никак. Поэтому надо считать, что отражение и информация на физическом, химическом и биологическом уровнях не существуют в том смысле, как о нем говорят А.Д. Урсул и другие авторы. На этих уровнях существуют только закономерные результаты взаимодействий и процессов. Но все они могут стать отражениями или информацией, как только в ситуацию вмешается человек, животное, обладающее психикой или кибернетическое устройство, и начнет по одному из связанных между собой предметов или процессов что-то узнавать о другом.

Проявления свойства отражения составляют особый круг или область явлений, которые не рассматриваются ни физикой, ни химией, ни биологией. В этой области явлений предметы и процессы фигурируют как отражения, информация, знаки и символы или частичные заместители других предметов и процессов, которые с ними закономерно связаны. Но вне этой области явлений те же предметы и процессы не есть информация, отражения, знаки или символы, а только сами по себе эти предметы и процессы так, как их описывают в физике, химии и биологии. Соответственно не следует призывать физиков, химиков и биологов, а так же геологов, астрономов, медиков и т.д. выделять среди рассматриваемых ими предметов и процессов такие, которые являются процессами отражения или информацией. Проблема выделения отражения и информации на физическом, химическом и биологическом уровнях вообще не существует. Она возникла только благодаря неумению применять понятие о свойстве отражения, четко отделяя его от понятий об отражении-процессе и отражении-предмете.

Понятие о свойстве отражения является абстракцией более высокого уровня, чем понятия об отражении-процессе и отражении-предмете. Во введении этого понятия в применение воплощается ход познания от конкретного к общему и более абстрактному. Это понятие необходимо для адекватного описания особого класса явлений познания людьми и животными внешнего мира. В работах А.Д. Урсула по существу осуществляется попытка не вводить новое понятие об отражении-свойстве, а обойтись старыми понятиями. Вообще без серьезных оснований не следует вводить новые понятия и, как правило, в новых ситуациях должна осуществляться попытка не вводить новые понятия, но обойтись при их описании уже имеющимися понятиями и логическими средствами. Однако ясно, что для описания новых качественно отличающихся явлений почти всегда необходимо применение новых понятий, а может быть, и новых логических средств. Отказ от применения нового понятия, предложенного В.И. Лениным, составляет методологическую ошибку, которая сделана А.Д. Урсулом. Вместе с тем термин "свойство отражения" нельзя признать удачным для облегчения понимания сути дела. Сущность свойства отражения легче понимается, если это свойство называть свойством закономерной связанности.

Возвращаясь к упомянутой выше статье А.А. Ляпунова, можно сказать, что автор увлекся технической стороной дела и не заметил того, что информация проявляет себя или действует вовсе не так однозначно, как обратные связи в технических устройствах. Человек, получивший информацию, реагирует на нее не как солдат, получивший приказ, хотя и солдат нередко недостаточно исполнителен. Человек выбирает только ту информацию, которая его интересует, а остальную "пропускает мимо ушей" и может даже поступить наоборот – "назло", если информация преподносится ему слишком навязчиво и грубо. Человек ищет нужную ему информацию и при ее недостатке восполняет ее предположениями. Использование информации определяется интересами человека, а не наоборот. Поэтому нельзя управлять развитием общества с помощью одних только манипуляций с потоками информации. Это легче понимается, если помнить о зависимости информации от условий ее восприятия. Предметы и процессы, называемые информацией, просто не проявят свойство отражения и не будут информацией, если человек не захочет с их помощью узнать о чем-то. А желания людей определяются их материальными и идеальными или культурными интересами.

Нельзя сказать, что манипуляции с информацией вовсе не влияют на жизнь общества и, что кибернетические методы и способы описания явлений вовсе не применимы в социологии и психологии. Но влияние это не определяет направление развития общества, хотя может существенно замедлить или ускорить его. Кибернетические методы описания социальных процессов могут применяться весьма плодотворно во всех случаях, когда можно пренебречь зависимостью информации от условий ее восприятия или подобрать математическую модель достаточно точно описывающую эту зависимость. Подбор таких моделей и оценка пределов их применимости составляют сложную задачу, при решении которой, наверное, будут делаться серьезные ошибки. Тем не менее это не устраняет возможности получения весьма важных и интересных результатов. Методика решения таких задач, несомненно, будет развиваться и совершенствоваться в связи с потребностями развивающегося общества. Но направление развития общества все же всегда будет определяться экономическими и культурными интересами людей, а не информационной техникой, которая всегда служила и будет служить потребностям людей.


Кроме теоретических работ для широкого круга читателей не имеющих специального образования по психологии и философии написана и издана предлагаемая ниже книжка "Основы психологии в популярном изложении."

©2009. Сайт посвященный вопросам современной психологии
Создание сайта, Веб дизайн ИДС Технологии