Состояние современной психологии

Неудовлетворительное или даже кризисное состояние мировой психологии в начале 21 века объясняется нежеланием психологов признать, что люди применяют не одно, а два разных психических механизма или две компоненты мышления полняемые разными способами. Однако это давно замечено многими выдающимися людьми...

Внимание! Авторские права наших публикаций подтверждены. При любом копировании информации с сайта, ссылка на первоисточник ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Наши контакты:

тел: 978-72-79

e-mail: ids79@yandex.ru

Форма обратной связи

Карта сайта

Современная психология Основы психологии в популярном изложении § 1. О свойстве отражения и о понятии "информация"

§ 1. О свойстве отражения и о понятии "информация"

Решению многих важнейших проблем науки и практики мешает неясность понятий об информации и кибернетике. В последнее время все более остро ощущается необходимость иметь строгие и точные определения этих понятий, пригодные для применения как в естественных науках и технике, так и в гуманитарных науках, и в том числе, в психологии и социологии.

Примером неясных и сомнительных высказываний об информации и кибернетике может служить работа Н.И. Жукова "Философские основы кибернетики", в которой говорится, что кибернетика не имеет собственного содержания и законов и не рассматривает свои особые формы движения и, что в ближайшем будущем предстоит, так сказать, кибернетизация всех наук вообще. Еще более любопытные и, мягко выражаясь, неаккуратные высказывания можно найти в статье А.А. Ляпунова "В чем состоит системный подход к изучению реальных объектов сложной природы". В этой статье говорится, что существуют нематериальные потоки информации, которые управляют жизнью людей и общества, и что судьбу общества можно направлять, организуя подходящим образом потоки информации. Трудно не видеть в таких высказываниях модернизированный вариант идеализма, в котором вместо духа, идеи или бога фигурирует информация.

Устранению неясностей мешает неправильное толкование понятия об отражении. Хотя все авторы ссылаются на известное ленинское положение о том, что "логично предположить, что вся материя обладает свойством… отражения", именно это положение трактуется неверно. Это хорошо видно в работе А.Д. Урсула "Отражение и информация". Сославшись на приведенную цитату из Ленина, на первой странице, автор с 18-24 страниц до конца толкует отражение как предмет или как процесс, но не как свойство. Это очевидно неправильно.

В работе Ленина "Материализм и эмпириокритицизм" слово "отражение" употребляется много раз и при этом имеется в виду предмет или процесс, но в одном месте В.И. Ленин высказал приведенное выше предположение. Очевидно, это надо понимать, как предложение ввести в дополнение к применявшимся ранее понятиям отражение-процесс и отражение-результат еще одно новое понятие о свойстве отражения, которое проявляется во всех случаях, когда мы имеем дело с отражениями-процессами и отражениями-предметами.

Согласно логике, которая есть сконцентрированный опыт мышления людей о внешнем мире, свойства всегда мыслятся как постоянно присущие предметам, но проявляющиеся лишь при определенных условиях. Электропроводность металла мыслится как присущая ему всегда, но проявляющаяся только тогда, когда металлический предмет включен в электрическую цепь. Соответственно, чтобы реализовать ленинское предложение применить понятие о свойстве отражения, надо рассмотреть условия, в которых это свойство проявляется, и выяснить характерные особенности явлений, в которых это свойство проявляется, но не возвращаться назад от ленинского понятия о свойстве отражения к ранее известным менее абстрактным, но более привычным понятиям об отражении-предмете и отражении-процессе, как это делает А.Д. Урсул.

Дальнейшее будет более понятно, если предварительно рассмотреть подход к проблеме в ином плане со стороны принципа детерминизма. Этот принцип выражает общее фундаментальное свойство материального мира, которое заключается в том, что все процессы в мире подчиняются некоторым законам. Это, так сказать, детерминистическое свойство всех процессов и предметов материального мира проявляется во всех процессах или взаимодействиях в соответствующих конкретных формах и, строго говоря, каждое конкретное проявление этого свойства кончается с окончанием соответствующего процесса. В дальнейшем предметы-результаты одного процесса или взаимодействия будут участвовать в других взаимодействиях, которые будут другими конкретными проявлениями детерминистического свойства.

Однако нельзя считать, что все последствия первого процесса заключаются в том физическом и химическом положении вещей, которое сложилось к концу этого процесса. Последствиями процесса являются еще и закономерные связи результатов этого процесса между собой и с условиями протекания процесса. Эти связи невозможно обнаружить физическими и химическими методами после окончания процесса. Для их выявления необходимо знать, в каких условиях и как протекал процесс. Такие связи существуют между результатами или последствиями процесса и благодаря им по одному из результатов можно что-то узнавать о других результатах. Например, приехав в какое-нибудь село и заметив по дороге несколько недавно вывороченных с корнем деревьев, мы можем думать, что отсутствие напряжения в электросети этого села связано с повреждением воздушных линий электропередачи от сильного ветра, который недавно повалил деревья. Но при этом надо знать, что электросеть в этом селе питается воздушной проводкой, а не от подземного кабеля. Такие связи, несомненно, являются частью объективной действительности и представляют собой свойства материальных вещей и процессов.

Для общих рассуждений удобно называть свойством закономерной связанности всю совокупность многих отдельных частных свойств, заключающихся в наличии отдельных конкретных связей.

Поскольку одно и то же положение вещей или одинаковые результаты могут быть получены разными путями и вследствие этого могут иметь разные связи, то надо признать, что эти связи или свойство закономерной связанности не определяются однозначно физической, химической и биологической природой вещей и явлений, которая может быть описана в результате изучения наличного положения вещей после окончания процессов приведших к такому положению вещей. Проще говоря, одинаковые предметы могут иметь разные закономерные связи с другими предметами и явлениями. Таким образом, свойство закономерной связанности есть отдельное добавочное свойство, присущее материальным предметам и процессам параллельно с физическими, химическими и биологическими свойствами.

Обычно принцип детерминизма понимается так, что в него не входит существование закономерных связей после окончания процесса, из которого они возникли, или так, что принцип говорит только о том, как протекает процесс. А его последствия не учитываются. Но свойство закономерной связанности, конечно, не могло бы существовать, если бы не было детерминистического свойства. Свойство закономерной связанности вытекает из принципа детерминизма или является его необходимым следствием и вообще может считаться особой стороной детерминистического свойства. Обычно считается, что детерминистическое свойство проявляется в ходе процесса и его проявление заканчивается вместе с окончанием процесса, а закономерные связи или свойство закономерной связанности остаются после окончания процесса, из которого они возникли, и могут проявляться много времени спустя после окончания процесса. Поэтому свойство закономерной связанности имеет существенные отличия от детерминистического свойства в том виде, как оно обычно понимается. Учитывать это отличие и оперировать с ним легче и удобнее если наряду с понятием о детерминистическом свойстве применяется понятие о свойстве закономерной связанности.

В нашем случае понятие о свойстве закономерной связанности ценно тем, что его сущность относительно легко понятна, и тем, что его удобно сравнивать со свойством отражения и с информационным свойством материи, которые являются абстракциями одинакового уровня. На рис. 1 в виде трех вертикальных столбиков представлены три варианта восхождения от менее абстрактных понятий о предметах, проявляющих общее свойство, к более абстрактным понятиям об общих свойствах. Это пути, осуществляемые в разных областях науки. Слева – самый старый философский путь, которым шел В.И. Ленин от менее абстрактных понятий об отражении-предмете и отражении-процессе к более абстрактному понятию о свойстве отражения, присущем всей материи. В середине представлен только что предложенный выше путь от представлений о закономерных связях к представлению о всеобщем свойстве закономерной связанности. И справа – путь научно-технический через понятие об информации к понятию об информационном свойстве материи.

Рассматривая эту схему трудно не подумать, что за этими вариантами понятий скрывается одна и та же сущность, что различия в терминах объясняются разными подходами к одной и той же сущности – к опосредованному познанию одних предметов через другие. Закономерные связи есть то, благодаря чему вообще возможно опосредованное познание, а отражения-предметы и информация есть названия предметов, выполняющих определенную роль в процессе познания. Все три варианта имеют самое прямое отношение к опосредованному познанию.

Начнем с меньшего уровня абстрактности и сравним отражения-предметы с предметами, имеющими между собой закономерные связи. Очевидно, отражение-предмет обязательно имеет закономерную связь с отражаемым предметом. Затем, по крайней мере, рассуждая на интуитивно-эмпирическом уровне (уровень экспликандов), можно сказать, что если два предмета имеют закономерную связь между собой, то один из них в соответствующей мере можно рассматривать как отражение второго и наоборот. Поэтому надо признать, что понятия об отражении-предмете и о предмете, закономерно связанном с другим предметом, имеют общую основу. Вместе с тем очевидны и различия. При подходе к этой основе со стороны теории познания естественно видеть в предметах прежде всего их роль, как предметов опосредствующих познание, и меньше обращать внимание на их сущность – на то, что они одинаково подчиняются принципу детерминизма или имеют свойство закономерной связанности. Поэтому естественно включать в применяемые понятия направленность хода познания от одного к другому и соответственно различать предмет-отражение и предмет-отражаемое. При подходе со стороны сущности эта разница не так важна и потому она не входит в применяемые понятия и употребляется только одно название для обоих, так сказать, равноправных предметов, имеющих между собой закономерную связь.

При переходе на более высокий уровень абстракции, когда вводятся понятия о всеобщих свойствах материальных предметов и процессов, второстепенные различия отбрасываются, и остается только основное. В нашем случае отбрасывается направленность хода познания через отражение к отражаемому и остается только свойство, заключающееся в способности и того и другого быть отражением или проявлять свойство отражения при подходящих условиях. Поэтому на высоком уровне абстракции свойство отражения не отличается от способности проявлять закономерные связи или от свойства закономерной связанности. На интуитивном уровне представляется, что закономерные связи есть что-то более широкое, чем отражение. Но это лишь иллюзия, возникающая вследствие традиционных особенностей применения этих понятий. При рассматривании условий проявления свойства отражения и закономерной связанности становится окончательно ясно, что они представляют собой одно и то же. Поэтому на рис. 1 поставлен знак точного равенства между свойствами отражения и закономерной связанности и знак приблизительного равенства между понятием об отражении-предмете и о предметах, имеющих закономерные связи.

При сравнении правого столбика со средним мы находим примерно такие же соотношения. Об информации можно утверждать, что она всегда мыслится как информация о чем-то, что составляет предмет или объект информации, и что информация обязательно имеет закономерную связь с объектом информации. Информация ни о чем или информация, не имеющая закономерной связи с объектом информации, не есть информация. В этом состоит универсальный инвариант понятия об информации. И так же можно утверждать, что при наличии закономерной связи между двумя предметами или процессами любой из них можно при определенных условиях рассматривать как информацию о втором. Технико-научный и информационный подход есть подход со стороны функциональной и потому в понятия, употребляемые в контексте этого подхода включается направленность от одного предмета к другому или через один к закономерно с ним связанному и они имеют разные названия – информация и объект информации. И снова при переходе на высший уровень абстракции это различие отпадает, и свойство закономерной связанности становится неотличимым от информационного свойства материи. И в этом случае надо поставить знак точного равенства между свойством закономерной связанности и свойством информационным и знак приблизительного равенства между понятиями об информации и о предметах, имеющих между собой закономерные связи.

Таким образом, через понятие о свойстве закономерной связанности можно приравнять друг к другу понятия о свойстве отражения и об информационном свойстве. Понятие о свойстве закономерной связанности помогает обнаружить и понять ту общую сущность, которая скрывается за различными терминами в контекстах философского и технико-научного подходов.

Вообще есть еще один довольно распространенный вариант подхода к опосредствованному познанию. Это наука о знаках или символах и их значении, называемая семиотикой. В этом случае так же имеется определенная и обычно произвольно устанавливаемая связь между знаком или символом и смыслом или значением знака или символа. Произвольность связи не мешает тому, что она все же мыслится как вполне определенная и совершенно необходимая. В семиотике обычно имеется в виду или считается само собою разумеющимся, что знаки и символы служат для познания, через них или с их помощью, их значения или смысла, и что знаки или символы не есть предметы, которые можно выделить по физическим, химическим и биологическим признакам среди других предметов, которые никогда не могут быть знаками или символами, но представляют собой произвольно выбираемые обычные предметы и процессы, подходящие или удобные для выполнения особой функции – служить знаком или символом.

За всем этим просматривается все та же сущность, лишь описываемая другими словами. Поэтому вряд ли целесообразно рассматривать особенности этого подхода, тем более что в контексте этого подхода, насколько нам известно, не было предложений ввести понятие о знаковом или символическом свойстве материи, как о способности всех материальных предметов и процессов при определенных условиях выполнять роль знаков или символов или быть знаками или символами.

Из трех названий одного и того же свойства для ясности в терминологии надо выбрать одно для применения в качестве строго научного термина. Поскольку приоритет в предложении ввести понятие принадлежит В.И. Ленину, то следует назвать это свойство, как он предложил, свойством отражения. Для облегчения понимания проявлений свойства отражения полезно помнить о том, что оно по существу есть свойство закономерностей связанности. Термин же "информационное свойство", по-видимому, надо изъять из употребления ради устранения недоразумений. Этот термин не получил широкого распространения и потому его изъятие не вызовет больших затруднений.

Из многих предметов, проявляющих свойство отражения (отражение-предмет, предмет, проявляющий связь с другими предметами, информация, знак, символ), также следует выбрать одно для применения в качестве стандартного научного термина, имеющего строго определенный смысл. Но не следует запрещать применение остальных, т.к. на относительно не высоком уровне абстракции нельзя игнорировать традиционные различия их смысловых оттенков. Наиболее подходящим является термин "информация", т.к. он широко распространен, является достаточно общим, применяется во всех науках и его применение постоянно расширяется.

Таким образом приходим к определению: информацией называются материальные предметы и процессы, проявляющие свойство отражения. Вероятно, более понятным будет другой вариант определения – информацией называются материальные предметы и процессы, проявляющие закономерные связи с другими предметами и процессами. Понятие об информации, как и другие понятия, обозначающие предметы проявляющие какое-нибудь общее свойство (топливо, пища, товар…), может применяться и в потенциальном смысле, когда в данный момент свойство отражения не проявляется, но говорят о его возможных проявлениях.

Согласно такому определению любой предмет или процесс является информацией, если человек или животное с его помощью или через него узнает что-то о других предметах или процессах, с которыми он имеет закономерные связи. Любой предмет или процесс можно изучать как сам по себе физический, химический или биологический объект и как опосредствующее звено, через которое можно узнавать что-то о других предметах благодаря наличию закономерных связей. Во втором случае предмет или процесс есть информация или называется информацией, хотя измеряются, изучаются и оцениваются все те же его физические, химические и биологические свойства, как и в первом случае. Но во втором случае эти свойства используются лишь как материал, опосредствующий познание. Например, свет сам по себе есть физический объект и физики изучают его как самостоятельную сущность. Но астроном использует связь свойств или параметров света со свойствами астрономических объектов. Астроном воспринимает свет и по нему или через него узнает что-то о далеких звездах. Поэтому для астронома свет есть информация, а для физика – лишь предмет сам по себе. Вообще и физик может интересоваться не самим светом, а чем-то другим, закономерно связанным с параметрами света. Тогда и для физика свет будет информацией.

Когда мы читаем книгу и узнаем с ее помощью об описанных в ней объектах, тогда книга есть информация и она актуально проявляет свою закономерную связь с описанными в ней объектами. Книга остается информацией и тогда, когда мы судим по ней о ее авторе или о ее владельце, бережно или небрежно обращаемся с ней, или даже о процессах производства бумаги и изготовления книг. Но для переплетчика или реставратора книга уже не информация. В магазине книга – товар, а не информация. Для шофера, подвозящего книги в магазин, они не товар, а груз. Точно так же книга может быть подарком, украшением, даже пищей для мышей, топливом, оружием в драке и т.д. Все зависит от обстоятельств, благодаря которым проявляются те или иные свойства книги. Можно сказать, что главное назначение книги – служить познанию и таким образом быть информацией. Но отдельные книги не прочитываются никем, попадают в макулатуру и заканчивают свое существование, так и не побыв информацией ни разу.

Комнатный цветок в горшке в большинстве случаев есть украшение. Но ему можно искусственно придать связь с разными обстоятельствами и, таким образом, дать кому-то возможность судить об этих обстоятельствах, как это показано в кинокартине "Семнадцать мгновений весны". В таком случае цветок или его положение на окне тоже является информацией.

Для криминалиста информацией является все то, что так или иначе, связано с преступником или его действиями, все то, по чему можно хоть что-то узнать о преступнике. Криминалистика не знает таких принципиальных ограничений в возможностях получения информации, которые основывались бы на физических, химических и биологических свойствах предметов, играющих роль информации. Эти свойства ограничивают следователя лишь постольку, поскольку от них зависит практическая возможность (за такое-то время, с такими-то техническими средствами и материальными затратами) использовать те или иные предметы в качестве информации благодаря их закономерным связям. Но практическая возможность зависит от многих второстепенных обстоятельств и изменяется со временем. Поэтому при общем принципиальном рассмотрении мы ее не учитываем. Отпечатки пальцев, грязь прилипшая к подметкам, окурки и плевки могут быть информацией.

В измерительной технике и автоматике широко применяется преобразование неэлектрических величин (смещение, скорость, давление, температура, влажность и т.п.) в электрическое напряжение, которое потом передается, измеряется, записывается и, так или иначе используется в качестве заместителя неэлектрических величин. Приборы, в которых осуществляется такое преобразование, называются датчиками (датчик давления, датчик температуры и т.д.). В каждом конкретном случае какой-нибудь один или несколько параметров электрического напряжения на выходе датчика закономерно связаны с величиной неэлектрического параметра на входе датчика. Часто величина электрического напряжения пропорциональна неэлектрической величине, но нередки случаи, когда напряжение на выходе датчика переменное синусоидальное или импульсное, и частота или фаза синусоидального напряжения или ширина импульсов бывают тем параметром, который имеет закономерную связь с неэлектрической величиной. Электрическое напряжение, снимаемое с датчика, используется в измерительной технике для измерений неэлектрической величины, а в автоматике – для создания воздействий на регулируемые процессы в таком направлении, чтобы обеспечить желаемый эффект – стабильность протекания процесса по некоторым параметрам или измерение этих параметров по заданной программе. Измерительная или автоматическая система по электрическому напряжению, так сказать, узнает величину неэлектрического параметра, с которым оно закономерно связано благодаря надлежащему действию датчика. Электрическое напряжение, снимаемое с датчика, в таких случаях проявляет свою закономерную связь с неэлектрическими величинами и потому оно является информацией.

Во всех подобных случаях электрическое напряжение, снимаемое с датчиков, функционирует в сложной системе, подчиняясь законам физики и химии, но не только им, а еще и особым добавочным законам, характерным для данной сложной системы и возникающим как системное качество при достаточной сложности и подходящей организации системы.

Электрическое напряжение чаще, чем другие физические величины используется как информация лишь по сугубо практическим причинам, потому что его удобнее и легче в техническом отношении усиливать, передавать, преобразовывать, измерять и регистрировать, и потому что все эти операции с электрическим напряжением можно выполнять очень быстро и с помощью устройств относительно малого веса и габаритов. Но вообще в качестве информации используются и другие физические и химические свойства и параметры – намагниченность (магнитная запись), высокочастотные электромагнитные колебания (радио и свет), вариации прозрачности пленки (запись изображения и звука на киноленте), нанесение химических отметок, обнаруживаемых обонянием и т.п. Принципиальных ограничений для подобного использования любых предметов и процессов нет. Ничто не помешает использованию в информатике и технике связи любых предметов и процессов, если они окажутся удобными для включения в сложные системы, где они будут фигурировать в качестве информации.

Таким образом, предлагаемое понимание сущности свойства отражения и сущности информации хорошо согласуется с интуитивно-эмпирическим пониманием информации и предлагаемое точное определение сущности информации применимо во всех областях науки и техники.


Кроме теоретических работ для широкого круга читателей не имеющих специального образования по психологии и философии написана и издана предлагаемая ниже книжка "Основы психологии в популярном изложении."

©2009. Сайт посвященный вопросам современной психологии
Создание сайта, Веб дизайн ИДС Технологии