Состояние современной психологии

Неудовлетворительное или даже кризисное состояние мировой психологии в начале 21 века объясняется нежеланием психологов признать, что люди применяют не одно, а два разных психических механизма или две компоненты мышления полняемые разными способами. Однако это давно замечено многими выдающимися людьми...

Внимание! Авторские права наших публикаций подтверждены. При любом копировании информации с сайта, ссылка на первоисточник ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Наши контакты:

тел: 978-72-79

e-mail: ids79@yandex.ru

Форма обратной связи

Карта сайта

Современная психология Основы психологии в популярном изложении § 8. Человеческая психика в условиях повышающегося материального благосостояния

§ 8. Человеческая психика в условиях повышающегося материального благосостояния

По-видимому, больше всего проблема освоения правильного сочетания чувств и разума осложняется от вполне естественной традиционной склонности людей применять разум только тогда, когда без него не удается получить чувственно желаемое, когда встречаются какие-нибудь затруднения, и направлять его на получение эмоционально желаемых целей. В первобытных тяжелых условиях люди осваивали и применяли разум, так сказать, от плохой жизни или, чтобы выжить. Но вот в новых условиях после научно-технической революции жить стало полегче. Только безнадежные идеалисты, не знающие реальной жизни, могут думать, что увеличение благосостояния само собою, автоматически приведет к тому, что люди станут разумно повышать свой культурный уровень и осваивать высшие достижения науки и художественного творчества. Как бы не так! Материальная обеспеченность позволяет людям получать то, что их привлекает эмоционально и делать то, что им хочется в эмоциональном плане, без применения разумного мышления. В подавляющем большинстве случаев они так и поступают – удовлетворяют свои эмоциональные побуждения, а разум применяют все реже, только тогда, когда желаемое почему-нибудь не удается и, когда надо защитить себя от неприятных упреков или объяснить и оправдать свои поступки. Когда людям удается во все большем количестве случаев руководствоваться только эмоциями, они приближаются к поведению высших животных, которые имеют хорошо развитое эмоциональное мышление. Таким образом, получается то, что от улучшения материального благосостояния люди в большинстве случаев звереют и оскотиниваются в прямом смысле слова. Они склонны не только не повышать свой культурный уровень и не совершенствовать свой разум, но совсем наоборот – они деградируют в культурном отношении и приучаются все реже применять разумное мышление.

Это происходит, конечно, не всегда, не во всем, не полностью, не резким качественным скачком. Это происходит постепенно среднестатистически, в очень различных конкретных формах, часто очень не заметно, но постоянно и в массовых масштабах. На первый взгляд это почти не заметно, но при тщательном рассмотрении оказывается, что очень многие отрицательные явления в современной жизни есть проявления этой закономерности. Эта тенденция имеет многочисленные разумные оправдания или даже идеологическое подтверждение. "Зачем мучить себя? Надо жить, наслаждаясь и получать от жизни побольше радостей и удовольствий". "Жизнь должна быть красивой и приятной". "У нас было тяжелое детство – так пусть хоть наши дети поживут хорошо" и т.д. и т.п. Не то чтобы все это абсолютно неправильно. Все это было бы даже хорошо при наличии достаточно полного и ясного знания о том, что такое радости и удовольствия, что значит "жить хорошо" и может ли жизнь быть только красивой и приятной. Но такого знания нет и не скоро оно появится. А пока все это понимается с примитивно-эгоистическим уклоном и ведет к культурной деградации и скотству.

Если у людей появляются свободные средства и время, то они обычно используются для роскоши (модная одежда, дорогая автомашина, полированная мебель и т.д.) и удовольствий (приятное времяпрепровождение в ресторанах, общение с друзьями за столом с выпивкой, спортивные зрелища, просмотр увлекательных телепередач, чтение детективов и научной фантастики и т.п.). Очень многие считают это современной культурной жизнью. Нельзя сказать, что все это всегда, безусловно, вредно и ненужно. Все это в неизвестной мере даже необходимо. Но это слишком часто происходит в излишних количествах, незаметно становится самоцелью, нарушает и деформирует нормальную психическую жизнь, вытесняя из нее переживания, связывающиеся с трудом. Люди постепенно привыкают к дезинтеграции психики и скатываются к психическому потребительству.

В трудовой деятельности встречается немало тяжелых и неприятных моментов и вполне естественно то, что люди сознательно и подсознательно стремится облегчить труд, убрать его неприятные стороны и сократить время, затрачиваемое на труд. Плохо не само это стремление, плохо то, что достижения в этом направлении используются не для постановки новых задач и нового более осмысленного и квалифицированного труда, не для увеличения его эффективности и разнообразия решаемых задач, но для замены труда приятным отдыхом, мечтами о приятных предметах и событиях, легкими увлекательными и приятными занятиями. Увеличение материального благосостояния позволяет двигаться все дальше и дальше в этом направлении и в такой новой "культурной" жизни все меньше и меньше реализуются чувства, связанные с трудом и общественной жизнью, которые составляют главное отличие людей от животных. Люди становятся постепенно все больше и больше потребителями (и в материальном и в психическом смысле), слабовольными мечтателями и любителям легкой и приятной жизни.

Старикам правительство оказывает материальную помощь и открывает дома-интернаты для престарелых. А услужливый разум недостаточно умных и культурных людей сразу же подсказывает им, что теперь можно не очень-то заботиться о стариках, если это затруднительно, неприятно, неудобно или мешает вольной "культурной" жизни. И не слышит умершая мать, много лет жившая напрасной надеждой на то, что вот-вот придет к ней ненаглядный ее сыночек с внучками, – не слышит она как на ее могиле пьет с друзьями и изливается в любви к дорогой родительнице ее непутевый сынок, не забывший однако оформить свои права на наследство. Ему приятно отличиться в собственном мнении о себе и в глазах друзей проявлениями такой большой любви к незабвенной мамочке. Приятно непутевому сыночку украшать себя благородными чувствами, а о том, что подловато это по отношению к матери, можно не вспоминать (это неприятно). Защитные психические механизмы помогают не вспоминать неприятное.

Школа за счет государства учит детей и воспитывает – значит теперь можно родителям поменьше, мягко выражаясь, заниматься воспитанием детей, можно больше времени уделять своим удовольствиям и развлечениям, оправдываясь тем, что жизнь теперь тяжелая и хлопотливая. "Трудностей и борьбы всякой хватает и на работе". А дома следует культурно отдыхать, не заботясь об успеваемости детей в школе и не забивая себе мозги чтением педагогической литературы.

Ох, как немало современных обывателей примерно так и поступают!

Сладким дурманом счастья увлекает людей любовь – сильнейшее и самое яркое чувство. Но не длится это долго. Ее интенсивность снижается и она переходит в более спокойное и ровное чувство, которое может длиться долго, иногда всю жизнь. Вот тут и появляются у любви конкуренты – пристрастия к куреву и выпивке, склонность к приятному времяпрепровождению и застольям с друзьями. Теперь они время от времени могут быть сильнее любви, хотя в более общем и широком плане любовь гораздо важнее и нужнее для человека, чем подобные временные ситуативные чувственные побуждения. Надо в это время разумно организовать свою чувственную жизнь, от чего-то отказаться, но и что-то приобрести. Но нет – начинается соревнование – кто сумеет настоять на своем и заставить еще недавно самого дорого и любимого человека уступить, подчиниться, приспособиться.

Раз теперь равноправие (юридическое и экономическое) – значит надо настаивать и добиваться своего. "Пусть он научится хоть иногда уступать. В конце концов, что ему дороже – я или это его вонючее курево?". "Нельзя ей так часто уступать. Так она совсем сядет на шею и превратит меня в мальчика на побегушках". "Дело даже и не в куреве, а в принципе – должна же и она считаться со мной". И т.д. и т.п. Теперь не то, что раньше. Можно и разойтись. Никто не пропадет, материальное благополучие многим обеспечено и потому нет причин покоряться и унижаться. И ребенок не пропадет – на него будут давать пособие и в школе обучат, и в ВУЗе будет получать стипендию. И расходятся и бросают детей, потому что это легко и на первый взгляд ничем не грозит, а нередко даже и приятно. "Любовь уже стала не та, настоящая любовь прошла". "Не сошлись характерами". "У потухшего костра не согреешься. Глупо обрекать себя на многолетнее самопожертвование. Ей (ему) такая жизнь тоже не будет сладкой. Просто даже нечестно обманывать и себя и ее" и т.д., и т.п.

И вот разваливаются семьи и единственные дети без братьев и сестер не только лишаются нормального воспитания, но еще становится предметами торга и интриг, развращающих и калечащих психику ребенка. А для нормального развития ребенку нужны не только мама и папа, уделяющие ему внимание и время, но не менее нужны еще братья и сестры, и бабушки, и дедушки. В современных условиях нередко их роль оказывается даже более существенной, чем роль родителей. Но не думают об этом молодые родители и не хотят этого знать. "Второй ребенок!? О господи! Второй ребенок – это подвиг, это не для нас. Это значит закабалить себя". "Женщина с тремя детьми – не женщина, а ломовая кляча. Кто станет смотреть на такую женщину?" "Традиционная русская большая семья, в которой уживались три поколения, – архаический пережиток". "Надо на западный манер молодым жить отдельно – вдвоем с любимым вить гнездышко и наслаждаться уединением". И т.д. Но в таких гнездышках подростки часто становятся помехой и чувствуют свою ненужность со всеми вытекающими из этого последствиями. И где-то в тупой скуке доживают старики, для которых самым главным интересом в жизни являются дела их детей и жизнь их внуков. Они могли бы дать внукам недостающее внукам внимание и заботу, могли бы готовить пищу, гулять с малышами и вести с ними долгие разговоры, которые необходимы для интеллектуального развития детей. Но их отделяют и изолируют, чтобы они не досаждали своими советами, и сдают в дома для престарелых на попечение работников социального обеспечения, создавая для государства дополнительные заботы и расходы не только на самих стариков и медсестер, но и на чиновников, управляющих этим делом. Сколько ни ставь телевизоров в доме для престарелых, все равно они знают и чувствуют, что в этом доме их дело – доживать и чем скорее, тем лучше. Они лишние люди. В семье же старики подскажут, научат, посоветуют, расскажут как было раньше… А рассказать внуку сказку для них обычно – одно удовольствие. Существенную часть забот о детях старики могут взять на себя и быть этим счастливы и чувствовать себя нужными. И совсем не так уж трудно их любить и терпеть некоторые их причуды. Но если жизнь позволяет, то многие современные молодые люди предпочитают жить, подчиняясь самым разным случайным и мимолетным эмоциональным побуждениям. Досаждают советы стариков, тревожат совесть – зачем терпеть, можно сдать их в дом для престарелых. А естественные защитные психические механизмы помогают не думать об этом и не испытывать угрызений совести. И не думают об этом молодые и предпочитают гоняться за яркой свежей любовью без помех и затруднений. Да и не такие еще старые бабушки и дедушки нередко тянутся туда же. "Мы их вырастили и хватит – пусть они сами занимаются стряпней и пеленками. А мы хотим еще спокойно пожить интересно и приятно". "Не такая уж я старая. На меня еще мужчины поглядывают. Может быть еще найдется интересный мужчина, которой сумеет меня оценить" и т.п.

А счастье в уединенных гнездышках вдвоем с любимым обычно долго не держится. Проходит первая яркая любовь и в гнездышке становится скучновато. Начинаются сожаления о минувшем чувстве и затем поиски способов пережить его вновь. И поиски эти почти всегда приводят к тому, что находится другая или другой и все повторяется второй раз, третий, четвертый… пока не надоест и не опостылеет. А семьи, естественно, не будет и одичалые индивидуалисты – дети не станут заботиться о родителях, показавших им пример того, как надо гоняться за своими личными удовольствиями не считаясь по возможности даже с самыми близкими и родными людьми.

Так-то вот не всегда, но слишком часто, используют люди увеличивающееся благосостояние, свободу, равенство и демократию. И это представляется им разумным, потому что разум услужливо подбирает им подходящие доводы для оправдания того, что кажется им привлекательным. Не без оснований говорят, что люди используют разум вовсе не для того, чтобы поступать разумно, но главным образом для того, чтобы задним числом оправдывать поступки, совершаемые из чувственных побуждений, и представлять их разумными и справедливыми.

Люди лучше едят, лучше одеваются, больше смотрят телепередачи, больше читают, чаще посещают музеи и театры и т.д. Естественно думать, что все это есть приближение счастливого светлого будущего, приближение не омрачаемой заботами веселой и легкой жизни. И все же в такой жизни чего-то не хватает. И не хватает не чего-нибудь, а именно трудностей, не хватает забот и труда. Только успехи в труде умственном и физическом (свободный труд) дают полноценное счастье. Только сотрудничество и взаимопомощь в труде дают настоящую дружбу. Только свободный труд позволяет реализовать все психические потенции человека и дает полноценное удовлетворение.

Вообще жизнь должна быть трудной или заполненной большей частью важными делами и заботами, потому что только от успехов в таких делах получаются полноценные радости и счастье. Легкой и приятной она должна быть только время от времени, относительно короткими эпизодами, иначе радость приедается и бледнеет. Это не значит, что с трудностями бороться не надо и не надо стараться сделать жизнь полегче и покрасивее. Это нужно, но как только это достигается, нельзя останавливаться, надо браться за новые более увлекательные дела, ставить перед собой новые важные задачи и тем самым подготавливать себе новые полноценные радости и огорчения. Если человек, достигнув легкой жизни, не ставит перед собой новые задачи, то он естественно начинает все больше и больше удовлетворять свои чувственные побуждения и от этого культурно деградирует, звереет и оскотинивается. Если же он начинает новые дела и преодолевает новые трудности, то ему приходится узнавать много нового, знакомиться с новыми людьми, совершенствовать свои умения, изменять к лучшему свои привычки и правильнее организовывать свою жизнь. При этом человек совершенствуется и развивается и это есть нормальный для него и естественный образ жизни. Даже если у человека почти ничего не получается, ему становиться лучше уже только от того, что он действует и стремится к какой-то цели и тем самым живет нормальным и естественным для себя образом.

Тяжелая трудовая жизнь бедных и не очень культурных людей, проходящая в условиях близких к свободному труду, часто позволяет легче достичь правильного соотношения эмоций и разума и соответствия нравственным нормам. Поэтому простые небогатые люди относительно чаще живут правильной жизнью и отличаются кажущейся житейской мудростью, которая не то, чтобы есть проявление выдающегося ума, но скорее является умением правильно ориентироваться в жизни и лучше понимать реальное значение вещей и явлений, и правильно организовывать жизнь, не поддаваясь эмоциональным побуждениям. Мир людей, называемых интеллигентами, более обширен и разнообразен, чем мир простых людей. Они больше знают, больше видели, больше читали. Но все это у них часто плохо упорядочено. Они часто не знают, что им следует делать в жизни (по большому счету и в выборе профессии). Им нравится и то, и это, и еще кое-что и им трудно выбрать что-то одно. Они стараются почувствовать (эмоционально), какое же занятие для них лучше. Но, когда они выбрали вроде бы самое привлекательное для них занятие и начинают им заниматься, их неприятно поражают затруднения и всякие отрицательные стороны, неизбежно имеющиеся в практической жизни. Это их пугает и они думают, что неправильно выбрали род деятельности, что их творческая жизнь не удалась самым трагическим образом, что они – лишние люди. И начинается бестолковая жизнь в поисках удовольствий и погонях за призраком счастья, который неизменно оказывается миражом, потому что нет ничего такого, что не имело бы на практике неприятных сторон и, потому что новое и неизведанное всегда кажется лучше и привлекательнее и всегда становится гораздо менее привлекательным эмоционально, как только новизна утрачивается и начинают проявляться неприятные стороны и детали реальной жизни. И вот состоятельный интеллигентный человек начинает удивляться мудрости и практической правильности простой мужицкой жизни и завидовать мужикам, которые никогда не имели свободы выбора и должны были приспосабливаться к образу жизни отцов и дедов, либо отправляться на заработки в города или переселяться в Сибирь. И мужики приспосабливались и осваивали умение делать не то, что хочется, а то, что надо, учились поступать разумно или спивались и дохли под заборами. Тяжелая жизнь заставляла их осваивать применение разумного мышления. Не будешь дурить – выживешь, а захочешь дурить – пропадай. Будешь жить и сотрудничать с одной женщиной – выживешь, а станешь гоняться за свежей женской красотой да за "настоящей" любовью – твое дело, пеняй потом на себя. Получается так, что простые, мало образованные люди осваивают разумное мышление и научаются обуздывать свои эмоциональные побуждения полнее и совершеннее, чем состоятельные и образованные интеллигенты. В этом главном общекультурном вопросе простые мужики частенько оказываются впереди широко образованных интеллигентов.

В целом улучшающееся материальное благосостояние людей, с одной стороны, создает предпосылки для решения противоречия между разумом и эмоциями и обостряет необходимость разрешения этого противоречия, но, с другой стороны, запутывает и усложняет проблему и создает возможность уйти от ее решения, жить, не решая ее или даже деградировать назад от того минимального необходимого уровня, который все же навязывает общественная жизнь каждом молодому человеку во время его воспитания. При социализме в СССР в практической жизни тем, кто добился материального успеха или выбрался в начальники, почти все было можно. И законы не для них писаны, и зачем им быть нравственными и в чем-то себя сдерживать и ограничивать. Начальник мог наорать на подчиненного и обложить его матом, а подчиненный терпел и сдерживался. Так получается в силу естественных обстоятельств и соотношения эмоций и разумного мышления. Вообще так не должно быть. Но, чтобы этого не было, надо понять сущность проблемы в общем виде, и потом основательно поработать над собой.

Традиционная общечеловеческая нравственность во многих сторонах и деталях не соответствует современной жизни. В целом она полезна и нужна, но многое в ней должно быть увязано с современными условиями, уточнено, частично изменено и доработано и даже развито и добавлено. Что должно пугать человека в современных условиях, от чего ему следует испытывать угрызения совести, чему и как следует завидовать и чему не следует, следует ли обязательно любить родственников, как относиться к умным и опытным людям и т.д. Таких вопросов, явно относящихся к области нравственности, довольно много и почти во всех случаях довольно ясно видна необходимость некоторых уточнений в связи с условиями современной жизни.

Одними из наиболее острых и животрепещущих являются вопросы о том, стыдно или нет быть богатым и нравственно ли командовать и управлять другими людьми. В обоих случаях можно утверждать, что эти частные нравственные проблемы нельзя снять с повестки дня или просто отбросить, как устаревший хлам. Можно также утверждать, что вообще в некоторых случаях можно быть богатым и нравственным и, что не всегда командовать другими безнравственно, хотя богатство и управление другими людьми часто бывает безнравственным. Получается, что с нравственностью надо постоянно работать, постоянно, особенно при воспитании молодежи, тренировать чувства, разумно связывая их с разумно оцениваемыми конкретными ситуациями. Очевидно, дело это надо делать, как говорится, всем миром и в плоскости разумного мышления, и через художественное творчество. Если же не вести такую общественную работу, нравственность будет понемногу расшатываться и разрушаться под действием новых условий и обстоятельств и само слово "нравственность" будет толковаться все более произвольно, а обвинения политических противников в безнравственности станут ходячим словесным штампом с очень неопределенным смыслом. Необходима разработка на базе старой общечеловеческой нравственности ее современного усовершенствованного варианта. Эта разработка должна проводиться на уровне хорошего знания теории двухкомпонентного мышления и правильного совместного применения эмоционального мышления с разумным мышлением.


Кроме теоретических работ для широкого круга читателей не имеющих специального образования по психологии и философии написана и издана предлагаемая ниже книжка "Основы психологии в популярном изложении."

©2009. Сайт посвященный вопросам современной психологии
Создание сайта, Веб дизайн ИДС Технологии